Далекое-близкое

Герасименко

Уже в августе 1941 года на квартире Герасименко на улице Немига, 25, собрались люди, хорошо знавшие друг друга по довоенной работе, по месту жительства, – Мария Батурина, Анна Езубчик, Мария и Ольга Ивановские, Федор Пшеченко, Александр Дементьев, Василий Филимонов. Назарий Евстратович прочел им речь Сталина от 3 июля 1941 года. Где в оккупированном городе Герасименко достал газету, никто не спрашивал. На всех присутствующих речь произвела сильное впечатление, и тут же было решено создать подпольную группу. Главной целью своей работы первоначально стало создание партизанского отряда, то есть уход в лес. Когда в конце ноября была установлена связь с другими подпольщиками и подпольным горкомом, вопрос об уходе группы в партизаны был снят с повестки дня.
Квартира Герасименко стала конспиративной явкой подпольщиков: здесь проходили встречи, совещания, сюда приходили связные партизанских отрядов. Назарий Герасименко настаивал на строгом соблюдении конспирации. Участники группы занимались выводом советских воинов из лагерей смерти, издавали листовки, разоблачающие политику оккупационного режима, собирали оружие. Его в основном искали в Лошице – на местах бывших боев. Свои находки подпольщики закапывали в лесу, а позже переносили в деревню Шепичи. Оттуда оружие поступало к партизанам. Группа располагала и радиоприемником, который был установлен в доме одного из подпольщиков. Радио прятали в русской печи, за дровами, и в случае опасности дрова можно было сразу поджечь…
Вскоре Назария Герасименко избрали секретарем Сталинского подпольного райкома КП(б)Б.
Жена Татьяна и 12-летняя дочь пионерка Люся тоже включились в борьбу: помогали спасать еврейских детей из гетто, распространяли нелегальную литературу и листовки в городе и за его пределами.
Люся Герасименко до войны училась в
45-й школе, окончила четыре класса. Девочка была не по возрасту проницательна, умна. Когда на квартире собирались подпольщики, Люся, гуляя во дворе с одногодками, внимательно следила за тем, что происходит возле дома. Заметив гитлеровца или просто подозрительного человека, она начинала громко петь простую песенку «Баба сеяла горох». Это был своеобразный сигнал: услышав его, подпольщики либо расходились, либо, накрыв на стол, изображали семейное торжество.
В октябре 1942 года Назарий Герасименко был арестован, потом фашисты схватили мать и дочь. После жестоких пыток Герасименко в конце декабря был повешен. Истязаниям подверглись и Люся с мамой. Девочку пытали, как взрослую, надеясь, что ребенок не выдержит и имена подпольщиков, оставшихся на свободе, станут известны. Люся молчала. Через несколько месяцев мать и дочь погибли в машине-душегубке по дороге в лагерь смерти «Малый Тростенец».

Читайте также:  Из века в век

 Наталья ЯЦКЕВИЧ и Светлана ЛЕБЕДЕВА, научные сотрудники Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны