Далекое-близкое

«Озаричи» – живой щит

 По сводкам Совинформбюро
После освобождения осенью 1943 года Красной Армией Гомеля чуть севернее его, в районе Жлобина, Парич, Шатилок (ныне Светлогорск), 20 декабря немцы силами 9-й армии предприняли несколько атак. В результате они отбили стратегически важный район вдоль реки Березины, включая железнодорожный мост через нее. Путь нашим войскам к Слуцку, Лепелю, Бобруйску, Старобину фактически оказался перекрыт.
Однако в обороне немцев образовалась брешь. Оккупанты решили закрыть ее необычным способом: в районе поселений Озаричи, Дерть, Подосинник они спешно соорудили концентрационные лагеря для местного населения. Сгоняли туда всех подряд – от мала до велика. Предпочтение отдавалось больным тифом.
Таким образом, на линии фронта фашисты создали зону, зараженную своего рода бактериологическим оружием.
Из приказа Адольфа Гитлера от
8 марта 1944 года № 11 «О комендантах оборонительных мест и войсковых комендантах»: «Вы должны помешать тому, чтобы враг завладел этими стратегически важными точками. Вам необходимо принять решение и по возможности связать тем самым крупные вражеские силы».
Этот приказ обязывал командование 9-й армии отвести воинские части с линии обороны Дубняки – Озаричи – Мыслов Рог – Паричи на линию по реке Тремле.
На совещании командования
9-й немецкой армии 9 марта в Бобруйске был одобрен план депортации нетрудоспособного населения в спецзону на переднем крае обороны. Проводил ее лично командующий армией генерал Йозеф Гарпе. Планировалось также, что лагерь будет впоследствии уничтожен вместе с узниками.
Из отчета командования 9-й немецкой армии: «Из Жлобина, Красного Берега и Телуши по железнодорожному маршруту Бобруйск – Брожа – Ратмировичи – Рудобелка 12.03.44 г. было отправлено 4 поезда, 13.03.44 г. – 4 поезда, 14.03.44 г. – 1 поезд».
Только эшелонами на станцию Рудобелка перевезли 32.663 человека. Вначале их разместили в концлагере «Рудобелка», а затем перегнали в «Озаричи» и «Дерть». Всего же за колючую проволоку попали более 50 тысяч мирных жителей. В депортации гражданского населения принимали участие не менее 20 тысяч немецких солдат и офицеров.

Это невозможно рассказать
В лагере старики, женщины, дети содержались почти две недели без еды, воды. Не было крыши над головой. За попытку перелезть через колючую проволоку к лужице, чтобы напиться, тут же следовала пулеметная очередь с вышки.
Одного за другим узников забирал тиф.
Из рассказа Людмилы Пекарской (газета «Красная Армия», 11 апреля 1944 года): «Утром, когда начало светать, мы увидели, что находимся на болоте, а вокруг колючая проволока. Трупы валялись через несколько человек. Рядом со мной были раненные в лицо 9-летний Толя Чикилев и Виктор Мельников, оба они из Жлобина. В них стреляли за то, что они не хотели отдать обувь. Некоторые женщины тут же рожали».
…Фотокорреспондент газеты «Сталинский удар» Е. Подшивалов одним из первых побывал в только что освобожденном концлагере «Озаричи» и опубликовал шесть фотографий. «Прибереги эту газету, товарищ, – обращалась редакция к красноармейцам, – спрячь ее в солдатской сумке. Пусть во время твоего пути до самого крупного логова немецких палачей и убийц – до Берлина, как пламя, жжет твое сердце порыв к мести, к великой расплате, пока ты не приведешь в исполнение приговор над последним убийцей!» 

Читайте также:  Полвека с «Вечеркой»

16 тысяч детей…
6 мая в газете «Сталинский удар» было опубликовано сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, которую возглавил Председатель Совнаркома БССР Пантелеймон Пономаренко. Вот что, в частности, говорилось в нем:
«Лагеря представляли собой открытую площадь, обнесенную колючей проволокой. Подступы к ним были заминированы. Никаких построек, даже легкого типа, на территории лагерей не было. Заключенные размещались прямо на земле…
Среди освобожденных из лагерей детей до 13-летнего возраста было 15.960 человек, нетрудоспособных женщин – 13.072 и стариков – 4.448».
А вот выдержка из обвинительного заключения Международного военного трибунала № 1, заседавшего в Нюрнберге с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года:
«Они (оккуп
анты. – Прим. авт.) привезли много людей в эти лагеря специально из тифозных госпиталей с целью заражения других заключенных и распространения заболеваний на территориях, откуда немцы изгонялись Красной Армией. В этих лагерях совершалось много убийств и преступлений».
Возмездие настигло нацистских преступников. Решением Белорусского военного трибунала командир 35-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Иоганн Рихерт, генерал-майор полиции и бригаденфюрер СС Герф Эбергард и другие (всего 18 осужденных) приговорены к высшей мере наказания – повешению. Еще десятки нацистов получили длительные сроки и отбывали их в исправительно-трудовых лагерях.

«Мы были на передовой»
Председателю общественного объединения бывших узников фашизма концлагеря «Озаричи» минчанину Федору Антоновичу Верасу уже за семьдесят. Однако, глядя на него, этого не скажешь: энергичен, подтянут. О таких мужиках говорят: в корень пошел. Поэтому не удивляешься, когда узнаешь, что Федор Антонович в ОАО «Белгорхимпром» занимает одну из ведущих должностей.
В марте 1944 года Федору Антоновичу было всего девять лет, и он хорошо помнит дни, проведенные за колючей проволокой в «Озаричах».
– Погибших там было не двадцать тысяч, а значительно больше, – считает Верас. – Дед Никита рассказывал, что строили концлагеря пригнанные немцами жители Смоленской, Курской и Брянской областей. Затем их уничтожили. Неподалеку от бывших лагерей обнаружено шесть погребальных ям.
Несколько лет назад на месте одного из лагерей возведен мемориал. По инициативе Белорусского республиканского фонда «Взаимопонимание и примирение» изданы несколько книг, рассказывающих о трагедии. Ряд произведений посвятил жертвам этих концлагерей белорусский художник Владимир Кривоблоцкий. А Валентина Поликанина написала поэму «Память»…
Однако, сожалеет Федор Антонович, до сих пор на месте концлагерей «Дерть» и «Подосинник» не установлены памятные знаки, да и статус бывших узников «Озаричей» несколько ограничен.
– Ведь мы были, можно считать, на передовой как живой щит между воюющими сторонами, – убежден Федор Верас. – Пусть об этом знают молодые…