История Минска

Господин градоначальник…

Каждый новый губернатор Минска начинал свою деятельность с программной речи, в которой обычно заявлял о наступлении с его приходом золотой эры. Но единственное, в чем царские ставленники соблюдали последовательность, так это в непримиримой борьбе с революционным и национальным движениями.
Губернатор Гоцевич, занимавший этот пост в 1817-1831 годах, отличился тем, что административным путем пытался вытеснить из торговли евреев, из общественно-культурной жизни — поляков и заменить их русскими, а также тем, что участвовал в подавлении восстания 1830-1831 годов. Не меньшую реакционность проявил губернатор Кожевников (1862-1864), верный помощник графа Муравьева в подавлении восстания 1863 года. Достойным преемником царских палачей был Курлов, по приказанию которого 18 октября 1905-го на Привокзальной площади солдаты расстреляли мирный митинг горожан. Правда, некоторые минские губернаторы оставили после себя и добрые дела. Семенов (1844-1850) много внимания уделил упорядочению архивов государственных учреждений. По его инициативе изданы «Акты Минской губернии». Губернатор Чариков (вторая половина 1860-х годов) активно выступал за улучшение санитарного состояния населенных пунктов. При нем только в деревнях было открыто до 500 бань. Князь Трубецкой (1886-1901) содействовал выходу в свет «Минского листка», постройке в Минске русского театра.
Правление графа Мусина-Пушкина (1901-1905) ознаменовалось тем, что 18 февраля 1905 года учащиеся и рабочие Минска провели массовую демонстрацию под революционным флагом, изготовленным из красной подкладки губернаторского пальто.
С развитием капиталистических отношений происходила интеграция административной власти и власти капитала. С помощью взяток местные денежные тузы подчиняли действия губернских властей своим интересам, а высшие чиновники во главе с губернаторами, пользуясь своим положением, не пропускали случая, чтобы поживиться за счет местных предпринимателей. Один из земских начальников Минского уезда, отзываясь о Мусине-Пушкине, указывал, что тот на свою должность смотрел «как на средство добиться этим высоким положением широкого знакомства с местными магнатами и крезами и использовать их для удовлетворения стремления своего к пышным вечерам, роскошным обедам, пикникам, охотам». Вице-губернатор Межаков-Каютов водил дружбу со спичечным фабрикантом города Борисова Соломоновым, летом вместе с семьей отдыхал на его даче. Вице-губернаторский сын набирал для забавы из подростков пригородной деревни Дымки «потешных» и занимался с ними военным строем.
Высший чиновничий эшелон Минска формировался преимущественно из представителей великорусской нации. На основе этой прослойки в городе сложилась партия октябристов, ряды черной сотни.
Но были и исключения.
Прокурор Минского окружного суда Бибиков после курловского расстрела ездил в Петербург жаловаться министру юстиции на незаконные действия местного начальства — за что и лишился поста. По сообщению минского губернатора, в 1906 году среди лиц, состоявших на государственной службе, резко выделялись своими левыми убеждениями управляющий минской казенной палатой Ястремский и управляющий акцизным сбором Дьяконов.

Члены городской управы во главе с городским головой составляли муниципальную бюрократию Минска. При избрании на должность они оставляли прежние занятия или службу. Взамен «отцы города» получали оклад (в 1909 году городской голова — 5 тысяч рублей в год, члены управы — 2,4 тысячи) и возможность запустить руку в городскую кассу.

Широкую известность на посту городского головы приобрел граф Карл Чапский (1890-1901). Это был крупный помещик и капиталист. В Минском и Игуменском уездах ему принадлежали 34,5 тысячи десятин земли, в Минске — плодовый сад, три многоэтажных каменных и пять деревянных домов, в одном из которых находился пивоваренный завод. Граф отличался большой предприимчивостью, благодаря чему смог значительно расширить городское хозяйство. В то же время в годы его правления внушительных размеров приобрели разбазаривание городских земель, злоупотребления при заключении займов… Для выяснения размеров злоупотреблений, происходивших при Чапском, постоянной ревизионной комиссии понадобилось несколько лет. Бесконтрольная деятельность городского головы вызывала недовольство как рядовых членов думы, так и представителей царской власти. В 1901 году Чапский был переизбран, хотя и незначительным большинством голосов.
Заслуживает внимания и деятельность на этом посту Хржонстовского (1909-1917). До своего избрания он служил присяжным поверенным. Отличался предприимчивостью, ловкостью, большой активностью, состоял членом минского общества любителей спорта. Городская управа поручала ему ведение судебных дел по иску о захваченных у города домовладельцами землях. Избран в городскую думу как представитель акционерного общества крахмально-паточного завода «Сокол», в правлении которого состоял. Входил в театральную комиссию городской думы. Ратовал за печатание афиш на русском и польском языках.
В своей деятельности в качестве городского головы Хржонстовский, как и Чапский, ориентировался преимущественно на местную буржуазию католического вероисповедания. В то же время ему было присуще понимание общности классовых интересов крупной буржуазии города, к какой бы вере или национальности она не принадлежала. Хржонстовский выхлопотал для города облигационный заем, благодаря которому городское хозяйство Минска значительно расширилось и в период экономического подъема 1910-1913 годов стало крупнейшим в Беларуси. Не забывал голова и о себе — во время первой мировой войны нажил на поставках и спекуляциях миллионное состояние.

Захар ШИБЕКО