Спорт

Четыре побега Куценко

 Алексей Григорьевич на протяжении долгих лет тренировал сборную страны, являлся одним из тренеров команды СССР. Кроме того, он сам здорово боролся: четырехкратный чемпион Вооруженных Сил Советского Союза, чемпион «Динамо», 11-кратный победитель белорусских первенств по вольной и греко-римской борьбе. Известный специалист воспитал четырех заслуженных тренеров СССР, 76 мастеров спорта, около двух десятков «международников». Среди них чемпионы Союза Иван Коршунов и Виталий Фефелов. Начинал у него легендарный Александр Медведь. Более того, Алексей Куценко считается одним из основоположников белорусского самбо и дзюдо. Перечислять его заслуги и регалии можно бесконечно. Но главное – он борец по жизни. Чего только стоят его четыре побега из концлагерей во время войны…
В августе 1941-го во время обороны Киева 15-летнего юношу контузило, и он попал в плен. Немцы отправили его и еще десяток таких же парней на строительство авиаремонтного завода в Эрфурте. Но Алексей не думал задерживаться на объекте. План побега был прост: по канализационным трубам попасть за пределы завода, а там – куда глаза глядят. Однако все оказалось не так гладко. Люк из шахты, который вел на свободу, заржавел, и беглецу пришлось немало с ним повозиться. И вот она, долгожданная свобода! Алексей Григорьевич около недели провел на одной из хозяйских усадеб. А потом пошел на восток. Уже в Польше он остановился у одного пожилого хозяина, который через несколько часов привел полицаев. И опять Эрфурт.
– Из моего возвращения сделали показательный суд: выстроили примерно 1,5 тысячи заключенных, а мне присудили 75 ударов палками, – вспоминает Алексей Григорьевич. – После 15-20 потерял сознание, а меня, как рассказывали, продолжали избивать. Мое тело после экзекуции доставили в морг и уже думали избавиться от него. Но тут я начал стонать, и это меня спасло. Как позже выяснилось, в лагере работала подпольная организация, которая вытащила меня с того света. Подпольщики убили собаку коменданта лагеря, чтобы кормить меня собачьим жиром. Так я пошел на поправку.
Второй раз наш герой бежал из концлагеря также через канализационный люк. Но на воле пробыл еще меньше. Немцам он рассказал, что отбился от группы, а они «без суда и следствия» отправили его в Бухенвальд. Две недели он разгружал вагоны, а в один из дней симулировал плохое состояние и, попав в туалет, забрался в канализационный люк. Под покровом ночи вскочил в первый попавшийся вагон поезда. Так оказался в Амстердаме. В городе Алеша нашел ремонтную мастерскую, где его накормили и оставили работать. Примерно через месяц немцы устроили облаву и всех из мастерской забрали. К тому времени он уже был не Куценко, а Де Бур Николаус. Это новые друзья помогли сделать ему паспорт.
В очередном лагере занимался ремонтом дорог. Нашлись там и русские, правда, один из них оказался предателем. С ним у Куценко завязалась драка, после которой пришлось вновь бежать. На одной из барж он поплыл на восток. Но при ее разгрузке беглеца обнаружили немцы и начали допрашивать. Спас его налет советской авиации.
– Я успел прыгнуть в воду, – рассказывает Куценко. – А затем помог нашим в тылу врага: завладел пулеметом и посеял панику в рядах врагов. Но за свою инициативу чуть не поплатился жизнью. Мы выкурили гитлеровцев, подошла пехота, я попал в поле зрения нашего лейтенанта. А вид у меня был еще тот: гражданская одежда и немецкий пулемет. Тот собрался меня расстрелять, когда на счастье появились разведчики, которые меня отстояли…

Читайте также:  Пароль: 3 на 3

Денис ГОЛУБ, «МК»