Далекое-близкое

Путь к Золотой Звезде

Письмо четырех
В Национальном архиве Республики Беларусь в одной из папок с документами ЦК КПБ за 1945 год под № 55 хранится письмо, адресованное тогдашнему лидеру белорусской компартии Пантелеймону Пономаренко. Его авторы — секретарь Минского обкома и горкома КП(б) Белоруссии Василий Козлов, председатель Миноблсовета депутатов трудящихся Роман Мачульский, секретарь Минского городского комитета КП(б)Б Иосиф Бельский и председатель Мингорсовета Иван Паромчик — в середине июня 1945-го обратились к первому лицу республиканской компартии с просьбой «возбудить ходатайство перед союзным правительством о присвоении столице Белоруссии городу Минску звания «Город-герой» за выдающееся участие его в организации и развитии партизанского движения в БССР». По тем временам почетное звание давало городу право претендовать на особый статус. Надо сказать, что Указом Верховного Главнокомандующего СССР Иосифа Сталина от 1 мая 1945 года высокое звание было присвоено Сталинграду, Одессе, Ленинграду и Севастополю — как городам, где происходили главные события Великой Отечественной войны. (Официальные документы говорят о том, что «Золотые Звезды» этим городам вручили только в 1965 году.)
В письме Козлова, Мачульского, Бельского и Паромчика говорилось: «Город Минск и Минская область были центром партизанского движения в БССР». Приводились цифры: на Минщине действовали 183 партизанских отряда — это более 83 тысяч человек. Далее следовало перечисление громких акций минских подпольщиков против немецких оккупантов: убийство палача белорусского народа фон Кубе, диверсии в железнодорожном депо, на аэродроме, взрывы мин в городском театре, офицерской столовой на улице Московской, танковом заводе, а также издание и распространение подпольных газет, листовок.

«Только за период с сентября 1943 по июль 1944 года из Минска в партизанские отряды ушло более 20 тысяч человек, а лучшая часть оставшегося населения города вела скрытую напряженную борьбу против немецких захватчиков. (…) Присвоение звания города-героя столице Белорусской ССР — городу Минску — будет встречено с величайшей радостью всеми трудящимися Белоруссии как факт всенародного признания легендарной борьбы героического белорусского народа, внесшего неоценимый вклад в историческую победу Советского Союза над гитлеровской Германией».

Из письма Минского обкома и горкома КП(б)Б с просьбой ходатайствовать о присвоении Минску звания города-героя от 13 июня 1945 года

Вернулись из безвестности
Правда, в письме упоминались далеко не все минские подпольщики, имена которых сегодня с гордостью носят столичные улицы. В 1945 году некоторые патриоты считались предателями — тут постаралась немецкая контрразведка, стремившаяся изо всех сил очернить наших людей. Может быть, поэтому Пантелеймон Пономаренко не дал письму дальнейшего хода…
Отношение высшего партийного руководства СССР к минскому подполью не было единым: некоторые крупные деятели утверждали, что тот, кто остался на оккупированной немцами территории, мог вести двойную игру. Бытовала версия: действовавшее в Минске в 1941-1942 годах подполье могло работать под контролем немецкой контрразведки.
Лишь в 1959 году (тогда компартию Белоруссии возглавлял Кирилл Мазуров) бюро ЦК КПБ решило внести ясность. Заработали комиссии, были подняты документы, проведена их экспертиза, начался опрос свидетелей событий военной поры…
Наконец, 7 сентября 1959 года вопрос о минском антифашистском подполье был детально рассмотрен на заседании ЦК КПБ. Оно шло с утра до позднего вечера, выступили более двадцати человек. Фактически благодаря работе комиссии под руководством члена бюро ЦК, Председателя Президиума Верховного Совета БССР Героя Советского Союза Василия Козлова было принято решение: недоказанные обвинения с минского подполья снять.
В 1965 году, через полгода после того, как Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Леонид Брежнев, первый секретарь ЦК компартии Белоруссии Петр Машеров посылает в ЦК КПСС записку под № 280 «По вопросу присвоения Минску почетного звания города-героя». Содержание записки совпадает с тем, которое в 1945 году излагалось в письме Пантелеймону Пономаренко.
Увы, но и эта записка осталась без ответа…

Отношение высшего партийного руководства СССР к минскому подполью не было единым: некоторые крупные деятели утверждали, что тот, кто остался на оккупированной немцами территории, мог вести двойную игру. Лишь в 1959 году благодаря работе комиссии под руководством члена бюро ЦК, Председателя Президиума Верховного Совета БССР Героя Советского Союза Василия Козлова было принято решение: недоказанные обвинения с минского подполья снять.

Звезда на знамени
В 1961 году почетного звания «Город-герой» удостоился Киев. В 1965-м, когда широко отмечали двадцатую годовщину Победы над фашизмом, «Золотая Звезда» засияла на знамени Москвы, а Брестская крепость получила титул «Крепость-герой». В 1973 году городами-героями стали Новороссийск и Керчь, где в годы войны начальник Политотдела 18-й армии и начальник политуправления 4-го Украинского фронта Леонид Брежнев особенно отличился «геройством».
Указ о присвоении Минску высокого звания и награждении медалью «Золотая Звезда» и орденом Ленина был опубликован 26 июня 1974 года. И только 25 июня 1978 года орден и медаль засияли на знамени белорусской столицы. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев лично прикрепил их к красному полотнищу.
С чем была связана эта заминка длиной в четыре года, объяснить сложно. Народный писатель Белоруссии Иван Шамякин, занимавший в те годы пост председателя Верховного Совета БССР, так охарактеризовал в своих дневниках запоздалый приезд Брежнева в Минск: «Брэжнеў праявiў абразлiвую непавагу да Беларусi, калi чатыры гады не ўручаў Мiнску Зорку Героя».
…О том, как дряхлеющий генсек приезжал в Минск, могут рассказать ныне здравствующие очевидцы тех событий: накануне срочно перестилали мраморные ступени у входа в оперный театр, где должно было пройти торжественное собрание; подпиливали трибуну, чтобы Брежневу было удобно читать написанный его помощниками доклад. Президиум чрезмерно засветили прожекторами, и Брежнев долго не мог начать выступление. Во время концерта в правительственной ложе партийный бонза время от времени засыпал, просыпаясь лишь тогда, когда исполнялись народные танцы. Его скоропалительный отъезд из Минска сразу после первого тоста, произнесенного на приеме в ресторане «Журавiнка», шокировал многих партийных товарищей…
Впрочем, это уже не столь существенные подробности. Главное — был достойно отмечен самоотверженный героизм минчан в течение 1.100 дней оккупации, их лучшие качества — любовь к родине, родному городу…

Указ Президиума Верховного Совета СССР
«О присвоении городу Минску
почетного звания «Город-герой»

За выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные трудящимися города Минска в борьбе против гитлеровских оккупантов, большую роль в развертывании всенародного партизанского движения в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны и в ознаменование 30-летия освобождения Белорусской ССР от немецко-фашистских захватчиков присвоить городу Минску почетное звание «Город-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. Подгорный
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. Георгадзе

Москва, Кремль. 26 июня 1974 года

Александр ЧЕРНОВ