Персоны

На разломе времен

Достоверную информацию знали в верхах. И была она страшной: при купировании последствий взрыва мог произойти другой взрыв, намного обширнее и мощнее. Тогда радиация накрыла бы белорусскую столицу. Миллионный город пришлось бы эвакуировать в считанные часы. В полной боевой готовности пребывали автопарки, поезда, грузовики. Трое суток не выходил из своего кабинета председатель Мингорисполкома Владимир Михасев, ожидая известий из Чернобыля. Он страстно желал благополучного разрешения ситуации, но в то же время готов был отдать приказ, возглавить эвакуацию и провести ее согласно детальному плану без паники и беспорядков…

Владимир Иванович бережно хранит фотографию, сделанную в Ватикане на форуме мэров столиц мира. Он среди сотен коллег скромно сидел с краю, когда в зал вошел Папа Римский. Иоанн Павел Второй поприветствовал высокое собрание, благословил желающих и осведомился, где мэр Минска. Когда ему представили Владимира Ивановича, сказал: «Я желаю счастья вашему возрожденному городу». Все были потрясены и высоким вниманием, и пожеланием. А коммунист и атеист Михасев поверил безоговорочно – быть Минску счастливым!

Кстати, о кабинете. Именно он больше всего угнетал и тревожил Владимира Ивановича в первые месяцы работы в должности градоначальника. «Кабинет психологически давил на меня, – вспоминает теперь Михасев, – потому что олицетворял ответственность. На прежних должностях я чувствовал прикрытие, всегда был кто-то главнее. А тут ты первый, значит, ты решаешь, с тебя и спрос.
А работы было много. Мы уже тогда ежегодно строили почти миллион квадратных метров жилья, причем с полной отделкой, до последнего гвоздя. Раз в полугодие приезжала союзная комиссия из Москвы и выборочно проверяла качество. Я в строящейся гостинице «Беларусь» бывал еженедельно, проверял каждый номер и коридор. И ежегодно мы сдавали, как минимум, одну школу…»

Владимир Иванович Михасев
Коренной минчанин. Родился в 1938 году в семье рабочих. После семилетки закончил политехникум, служил в армии, потом стал студентом Белорусского политехнического института. Одновременно работал слесарем на Минском автозаводе, здесь же инженером-испытателем. С 1968 года на партийной работе. В 1975-1983 годах секретарь Первомайского райкома КПБ. С 1983-го по 1988 год председатель исполкома Минского городского Совета депутатов. Сейчас пенсионер, живет в Минске.

Большим делам уделялось соответственное внимание. Мелкие набегали каждый день. «Меня очень тревожили телефоны, – продолжает Владимир Иванович. – Особенно так называемая тройка. Одной рукой я снимал трубку, а другой тянулся за сигаретой. Выкуривал по три пачки в день. Представьте, звонит утром первый секретарь ЦК Николай Никитович Слюньков и рассказывает, какая безобразная афиша проволокой прикручена к ограде на Комсомольской улице. Я дал распоряжение архитектурному управлению и успокоился. А наутро опять первый и спрашивает, почему афишу сорвали, а проволоку оставили, и вообще, надо по всему городу проверить рекламу…»
И так каждый день со всех сторон приходили городские заботы…
Чернобыльская авария была самой серьезной, но не первой и не последней чрезвычайной ситуацией в служебной карьере Михасева. Первый строгий партийный выговор ему принесла антиалкогольная кампания, затеянная Горбачевым. Для ее выполнения считалось необходимым уменьшение числа точек, торгующих спиртным. Поначалу в Минске их сократили значительно и вскоре увидели результаты: вокруг оставшихся магазинов со спиртным стояли многотысячные очереди. Возникли «ударные бригады» из сильных мужчин, которые брали водку ящиками и тут же распродавали ее втридорога. Таксисты торговали, бабульки торговали, самогонщики оживились и расширили производство. В Первомайском районе появилась даже выставка конфискованных самогонных аппаратов различных модификаций. Любители выпивки закупали горячительное в складчину, командируя за ним делегации с рабочих мест.
Председатель горисполкома Михасев отдал распоряжение восстановить прежние винно-водочные отделы и – как результат – получил одно из самых строгих наказаний.
Метро изначально приносило ему радость. Первая линия шла по Первомайскому району и задолго до ее открытия предприятия района готовили внешнюю отделку, надписи.
Работа в горисполкоме совпала со строительством второй линии и открытием в районе станции «Немига» построек древнего Минска. Задача сохранения замчища была нелегкой: ученые не находили надежного способа консервации, метростроевцы приостановили работы. Но самым сложным было не это, а скандалы, организуемые оппозицией, бесконечные протесты, митинги, заявления, провокации, выпады в адрес председателя горисполкома. Будто он, родившийся в Минске, любил свой город, гордился его историей меньше горлопанов от политики. В конце концов было решено до лучших времен засыпать древние строения чистым сухим песком и продолжить строительство метро.
Именно Михасев положил конец баталиям вокруг храмов и возвратил католикам старинное здание на площади Свободы и Красный костел. Православным отдали их строения на площади Свободы и Петро-Павловский собор, где в то время репетировала певческая капелла Григория Ширмы. Маэстро долго не мог превозмочь неприязнь к мэру.
И все же возврат храмов, поддержанный большинством жителей города, дался гораздо легче, чем насильственное введение некоторых демократических институтов. К примеру, уговаривали и заставляли горожан заниматься мелким и средним бизнесом, доводили нормы тому же управлению торговли, бесплатно предоставляли площади для кооперативов. И были счастливы, когда запустили кооперативный цех по производству пластмассовой мелочевки, благо появился материал для отчета.
Крупные предприятия также в штыки принимали необходимость выпускать товары широкого потребления. Но город был настойчив. И вскоре Михасев благополучно отчитался на Президиуме Верховного Совета СССР.
Труд чиновника кажется легким только несведущим, тем, кто видит внешнюю его сторону – кабинет, машину, место в президиуме. Надо уметь работать в команде, а отвечать за все одному, руководить и одновременно подчиняться,  отстаивать свое мнение, но не проявлять амбиций, быть буфером, амортизатором между различными общественными слоями, течениями.

Читайте также:  Понять и простить?

Труд чиновника кажется легким только несведущим, тем, кто видит внешнюю его сторону – кабинет, машину, место в президиуме. Надо уметь работать в команде, а отвечать за все одному, руководить и одновременно подчиняться, отстаивать свое мнение, но не проявлять амбиций, быть буфером, амортизатором между различными общественными слоями, течениями.

«Главным для меня было, – признается Владимир Иванович, – создавать и сохранять микроклимат в коллективах. Особенно в творческих. Помню, сколько в то непростое время было недоразу-мений в научных кругах, среди работников культуры. А однажды, еще работая в Первомайском районе, я получил урок от директора часового завода Казанцева. Он был очень уважаемый человек, участник Великой Отечественной войны, прекрасный работник. Но дача у Казанцева не соответствовала принятым тогда нормам, которые диктовали высоту здания, его метраж. И я говорю: или должность, или дача. А он с жалостью так посмотрел и говорит: «Молодой ты еще, Владимир Иванович. Так не надо вопрос ставить, потому что я выберу дачу из принципа, ибо считаю подобные требования неправильными и незаконными». Я умолк и больше к этому вопросу не возвращался».
Излом времен, на гребне которого приходилось работать Михасеву, был эпохой активного противостояния компартии и БНФ. Ежедневные митинги, собрания, пикеты, протесты, а то и просто пение молитв в вестибюле горисполкома иногда завершались нешуточными демонстрациями. Как случилось в одну из чернобыльских дат, когда неразрешенный митинг был разогнан органами правопорядка. И хотя председатель горисполкома в тот день сопровождал генерального секретаря ООН, ответ пришлось держать ему.

Он готов был отдать приказ, возглавить эвакуацию и провести ее согласно детальному плану без паники и беспорядков…

Эти события показали, что на руководителя города можно смело возложить все политические дискуссии того неспокойного времени. Он, в недавнем прошлом партийный работник, естественно, мог и умел убеждать людей. Но не понимал порою, почему ему, хозяйственнику, партийные идеологи поручают участвовать в политических митингах, дискутировать на телеэкранах, оправдываться за реальные и придуманные грехи прошлого. Но, как говорится, бог дает человеку столько, сколько он может выдержать.
Не выдержал Михасев только своего проигрыша на выборах в Верховный Совет. И хотя набрал на двенадцать процентов больше соперника-народофронтовца, в депутаты не прошел. Проецируя настроения одного округа на весь город, председатель горисполкома расценил такое положение как недоверие к себе и подал в отставку.
Владимир Иванович бережно хранит фотографию, сделанную в Ватикане на форуме мэров столиц мира. Он среди сотен коллег скромно сидел с краю, когда в зал вошел Папа Римский. Иоанн Павел Второй поприветствовал высокое собрание, благословил желающих и осведомился, где мэр Минска. Когда ему представили Владимира Ивановича, сказал: «Я желаю счастья вашему возрожденному городу». Все были потрясены и высоким вниманием, и пожеланием. А коммунист и атеист Михасев поверил безоговорочно – быть Минску счастливым!

Елена АВРИНСКАЯ, «МК»