Их именами...

Руссиянов

Генерал-майор Руссиянов командовал 100-й стрелковой дивизией, которая особо отличилась в боях под городом Минском. «Наша 100-я ордена Ленина стрелковая дивизия дислоцировалась в районе Минска в небольшом местечке Уручье, — писал он в мемуарах. — Живописнейшие там места. Кругом лес, типичная белорусская пуща: ель, осина и вдруг — березовая рощица, которая так и светится на фоне темных елей. Весной пьянит запах березового сока и лопающихся почек, оглушают звонкие соловьиные концерты, летом полно ягод, осенью — грибов…
К 9 часам утра 22 июня 1941 года все части дивизии уже были выведены в районы сосредоточения, которые были оборудованы в близлежащих лесах. Немедленно организована противовоздушная оборона, выставлено охранение.
В 12 часов 22 июня 1941 года мы услышали по радио Заявление, с которым по поручению Политбюро ЦК ВКП(б) и Советского правительства выступил народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов. Стало окончательно ясно — война!
Небо над Минском было черным. Черным от дыма пожарищ и от фашистских бомбардировщиков, висевших над столицей Белоруссии. Июньское солнце не могло пробить эту смрадную тучу. К центру города невозможно было проехать — дымилась от жара одежда. Нечем было дышать. Воздух местами представлял густую смесь гари, сажи и известковой пыли от рушившихся зданий. Запах не то горевшей резины, не то кинопленки забивал легкие и вызывал тошноту. Огонь бушевал на Советской улице. Полыхали кинотеатры «Пролетарий», «Родина», «Чырвоная зорка», здания Госбанка и минского ГУМа. С диким воем пикировали фашистские бомбардировщики и сыпали, сыпали бомбы на жилые кварталы мирного города. Мирного, потому что Минск еще не успел стать военным городом».
26 июня бойцы Руссиянова вступили в битву с фашистами. За четыре дня они нанесли тяжелый урон частям 39-го моторизованного корпуса 3-й немецкой танковой группы.
«Как, товарищи, будем бороться с танками без артиллерии? Фашисты вот-вот полезут на нас, а Свешникова пока нет. Мне один мой друг, воевавший в Испании, рассказывал, что фашистские танки отлично горят от бутылок с бензином… Нужно только срочно заготовить стеклянную тару, горючее и обеспечить заправку…
Я связался по телефону с помощником начальника штаба дивизии по тылу капитаном А.К. Ростовцевым, оставшимся на зимних квартирах в Уручье, и приказал ему немедленно ехать в Минск, взять на стеклозаводе все имеющиеся там бутылки, захватить со складов дивизии все пустые стеклянные фляги, загрузить на автомашины бензин и быстро доставить все это на передовую».
Именно под Минском Руссиянов впервые обучил бойцов, как вести эффективную борьбу с немецкими танками, используя бутылки и стеклянные солдатские фляжки с бензином.
Но остановить противника им не удалось. 28 июня 1941 года Минск был захвачен.
«Оперативная обстановка на 28 июня складывалась крайне неблагоприятно для 2-го стрелкового корпуса, в состав которого входила 100-я стрелковая дивизия. Гитлеровцам удалось обойти наше соединение справа и пробиться к шоссе Минск — Москва. Дивизии соседа слева 44-го стрелкового корпуса также были потеснены. Таким образом, противник вышел в тылы 2-го стрелкового корпуса, в результате чего нам грозило полное окружение. Вот в такой обстановке 28 июня я получил приказ командира корпуса генерал-майора Ермакова отвести дивизию за реку Волму.
Трудно, ох как трудно было выполнять этот приказ! Ведь какой дорогой ценой мы остановили врага у стен Минска! Сколько погибло наших товарищей! И вот приходится отходить. Тяжело было даже подумать о том, что отходим, так и не сумев помочь пробиться из окружения батальонам 331-го стрелкового полка. Но приказ есть приказ. В сложившейся обстановке отход — единственно правильное решение».
Далее были тяжелые бои под Ельней. За проявленное мужест-во и отвагу, высокое воинское мастерство в боях под Минском и Ельней дивизия под командованием Руссиянова была преобразована в 1-ю гвардейскую, а ноябре 1942 года — в 1-й гвардейский механизированный корпус. Гвардейцы под командованием Руссиянова били врага под Сталинградом, на Донбассе, в Украине, Венгрии, Австрии.
За личное мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, гвардии генерал-лейтенанту в отставке Ивану Никитичу Руссиянову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1978 года присвоено звание Героя Советского Союза.
Умер Иван Никитич 21 марта 1984 года, похоронен в Москве.