Анонсы фильмов

ТермоПШИК

 Ведь после неудачного третьего фильма, который тем не менее имел весьма неплохую кассу, «Терминатор» явно нуждался как раз в спасителе — человеке, который сделал бы кино по образу и подобию давнишних картин от режиссера Джеймса Камерона. Хотя нет, лукавлю. Не «Терминатор» нуждался. Нуждались его новые продюсеры. Сама же идея вполне комфортно и самодостаточно чувствовала себя в рамках первых двух.
Склок и скандалов вокруг производства четвертого «Терминатора» хватило бы на добрую дюжину кинолент. То исполнитель роли Джона Коннора актер Кристиан Бэйл накричит на оператора, причем так залихватски при этом матерясь, что аудиозапись станет на несколько недель хитом в Интернете. То невзначай просочится туда один из рабочих вариантов концовки, который также станет предметом бурных обсуждений. То вдруг проскочит утка о том, что Арнольд Шварценеггер все-таки тряхнет стариной и снимется в парочке эпизодов свежего блокбастера…
Порой даже хотелось, чтобы четвертую часть так никогда и не сняли. Но надежды не оправдались. Фильм завершили. Появился в нем и Шварценеггер. Вернее, мелькнуло в кадре секунд на десять его оцифрованное лицо, наложенное на бодибилдера Роланда Кикинджера. Пожалуй, именно эта ретро-отсылка к далекому 1984 году, когда вышел первый «Терминатор», стала едва ли не единственным светлым пятном в кромешном наслоении белиберды и спецэффектов.

«Да придет спаситель» — первая часть новой трилогии, которая целиком посвящена истории нелегких взаимоотношений киборгов и людей. И тут напрашивается главный вопрос: раз это новая трилогия, то зачем было использовать под это дело громкий бренд, придуманный Камероном?

Сюжет картины таков. На дворе 2018 год, война людей с машинами в самом разгаре. В штабе людей объявляется некий Маркус Райт (Сэм Уортингтон), чьи последние воспоминания связаны с тюремной камерой смертников. Джон Коннор должен решить, послан ли Маркус из будущего, спасся ли он из прошлого, друг он или враг. Впрочем, совсем скоро ответ на «загадку Маркуса» проясняется, что становится для Коннора страшным откровением…
По заверениям авторов картины, «Да придет спаситель» — первая часть новой трилогии, которая целиком посвящена истории нелегких взаимоотношений киборгов и людей. И тут напрашивается главный вопрос: раз это новая трилогия, то зачем было использовать под это дело громкий бренд, придуманный Камероном? Назовите свою трилогию «Война против машин» или «Джон Коннор спасает планету» — и снимайте сколько угодно. Ан нет! И мотивы тут всем понятны: сколько бы продюсеры ни выжимали соков из первоначальной идеи, каждый новый пшик под названием «Терминатор» будет сопровождаться повышенным зрительским интересом и неизменно большим количеством нулей в графе «бюджет картины». Фанаты первых двух фильмов будут ходить в кино скорее от безысходности, но с призрачной надеждой увидеть в продолжениях хотя бы намек на былое величие. Но, чего уж тут греха таить, все они давно в глубине души смирились с тем, что из «Терминатора» голливудские ремесленники начали безбожно лепить эдакую постапокалиптическую «Санта-Барбару». Вторая же часть аудитории, которая, увы, намного больше, пойдет на пятую, шестую и прочие серии в погоне за спецэффектами. Пойдет с чипсами, пивом и колой. Одним словом, со всем тем, что сделает потребление кинематографического фастфуда еще более приятным. Ну а к -надцатому по счету фильму, где бравое дело руководителя людского сопротивления Джона Коннора продолжат его дети, внуки и правнуки, никто и не вспомнит о том, кто такие Джеймс Камерон и Арнольд Шварценеггер, которые чего-то там сделали в 1984 году. А уж искать в «Санта-ТермиБарбаре» философский подтекст, который четко прослеживался в камероновской дилогии, и вовсе станет дурным тоном…

Алексей ИВАНЮШКО, «МК»