Гордость столицы - династии

Селиханов, внук Селиханова

Селиханову-старшему было свойственно чувство ответственности за все, что делал, утверждает внук. Ответственности перед самим собой, перед аудиторией, историей…
– Вы бы выбрали для жизни ту же эпоху, в которой родился дедушка? – спрашиваю у Константина.
– Я другой, в свои 42 года уже сформировавшаяся личность. И хотя человек способен приспосабливаться и выстраивать действия в соответствии с условиями, я, наверное, не согласился бы со многим, свойственным тому времени, в котором жил дед.
…Сергея Селиханова не стало, когда внук учился во втором классе. Чтобы понять деда-художника, Константину надо было прожить определенную жизнь в искусстве. Поначалу, как и любой начинающий автор, он многое отрицал. Какое-то время примыкал к определенным течениям, искал свой стиль, путь. Понимал, что слепо следовать устоявшимся традициям – топтание на месте.
До многого пришлось доходить самому. Во вкусах и суждениях он не терпит неопределенности.

Минчане знают такие работы Константина Селиханова, как «Опера» на одной из диагональных аллей у Большого театра оперы и балета, абстрактная композиция «Волна» на улице Тимирязева.

Оценки
К дедушке Константин относится как к мифической фигуре. Считает его одним из наиболее значительных художников ушедшей советской эпохи.
– Драматизм творческой судьбы авторов того поколения – сильная зависимость от заказа. А значит, творцы были скованы чьими-то рекомендациями, советами, не говоря уже о цензуре, – продолжает Константин. – Но во всех работах деда чувствуется несомненный талант – даже, казалось бы, в такой обычной для социалистического реализма однофигурной композиции, как оршанский памятник Константину Заслонову. Или памятник Марату Казею, что в столичном сквере на берегу Свислочи… Такие пластические образы несут на себе отпечаток 1950-х годов, воспринимаются сегодня несколько наивными, иллюстративными. Тем не менее автор смог преодолеть определенные барьеры, табу и выйти на серьезное обобщение. Сохранился отличный этюд памятника подпольщику Щербацевичу в Минске (по ряду причин этот проект не осуществился).
Одним из лучших произведений считаю и портрет знаменитого китайского художника, каллиграфа Ци Бай Ши. Было бы неплохо выставить портрет в постоянной экспозиции Национального художественного музея, где хранится это произведение. В 1950-е годы дед побывал в трехмесячной творческой командировке в Китае. Не было привязок к официальным заказам, которые отнимали много сил, и Сергей  Иванович предельно раскрылся как станковист, как мастер жанрового портрета; сделал много набросков, этюдов, встречался там со знаменитыми людьми… Работы этого цикла еще раз подтвердили аксиому: когда художник свободен, у него вырастают крылья.

Читайте также:  Путейцы

Синоним правды
Cтиль, в котором создает скульптуры Селиханов-младший, трудно определить. Присутствуют, к примеру, элементы сюрреализма, однако только к этому его художественная манера не сводится. Есть понятие «подлинный реализм», к которому Константин поначалу относился с иронией, но теперь видит в нем синоним слова «правда». А еще он считает, что в «названности» самого себя скрывается смерть: ты сам себя загоняешь в угол, откуда трудно выйти. Если мысль изреченная есть ложь, как сказал поэт, что уж говорить про всякие определения, сравнения.
– У меня есть темы, над которыми работаю долгое время. Пытаюсь находить обобщения, ответы на вызов эпохи, стараюсь докопаться до сути, до первородного смысла, – признается Константин.
Его не устраивает ситуация, когда большинство художников идут по легкому пути. Это было видно, в частности, по недавней выставке «Сад Венеры» во Дворце искусства в Минске:
– Показать только внешнюю красоту человеческого тела недостаточно, надо сформулировать не поверхностную, а глубинную концепцию. Если бы там среди работ стояла роденовская «Старуха», созданная в конце XIX века, то она перекрыла бы всю выставку. Подобные вопросы я обращаю и к себе. Потому не стал участвовать в данном проекте.

Среди наиболее известных монументальных работ Сергея Селиханова – станковая композиция «Рельсовая война», посвященная партизанам; один из барельефов обелиска Победы в Минске; наконец, «Непокоренный» в мемориальном комплексе «Хатынь». Эрнст Неизвестный однажды так сказал: «Непокоренный» – самая сильная скульптура, созданная в послевоенное время в Советском Союзе.

«Улитка» и другие
Эту изящную пятиметровую скульптуру для нашего города Константин Селиханов создал бесплатно. Она отлита в бронзе. Но место для «Улитки» показалось ему не очень удачным. Рано или поздно эта работа пропишется в столице, а пока красная пластиковая копия «Улитки» стоит на улице Аэродромной.
Отлить бронзовую фигуру – это полдела. Надо решать многие технические вопросы; в частности, сделать каркас и подготовить официальный расчет, подтверждающий безопасность объекта, что тоже стоит денег.
Главный герой Селиханова-младшего – человек. Недавно Константин создал скульптурный портрет Альберта Эйнштейна. Этот образ – своеобразное воплощение идеи оправдания человечества, вечного состояния поиска. Личность знаменитого автора теории относительности всегда интересовала художника. В его мастерской можно также увидеть портреты актера Анатолия Солоницына, поэта Арсения Тарковского… Сейчас Селиханов занят серией работ, объединенных формулой «Один – многие».

Константин СТОЛЯРЧУК, «МК»
Фото автора и из архива Константина Селиханова