Жизнь как она есть

Сила воображения

Наташкин папа уже несколько недель болел. Прихватило сердце. И Наташкина мама Анна Витальевна, уходя на работу, старалась не выпускать его из поля зрения. Вернее, поля слуха: каждый час она звонила домой и уточняла, всё ли в порядке.
При этом дома почти всегда находилась Лена, старшая сестра Наташи. Просидев годик без работы, она неожиданно обнаружила, что хобби может приносить доход. Дело в том, что торты и пироги Лена пекла с любовью и вдохновением. В ответ на такие чувства те выходили необыкновенно вкусными. Кто-то из приятелей, отведав очередного шедевра, попросил испечь торт за вознаграждение… Слава о кулинарно-сдобном мастерстве быстренько разлетелась по друзьям и знакомым, и желающим уже приходилось записываться в очередь на месяц вперед.
Но вернемся к папе. По состоянию здоровья врачи строго-настрого запретили ему курить. И Анна Витальевна неукоснительно за этим следила. Правда, у заядлых курильщиков свое понимание запретов. Когда становится невмоготу, одна-две сигаретки, по их утверждению, даже полезны. У Наташкиного папы всегда была заначка. И когда жена и младшая дочь уходили на работу, внучка Карина в школу или на тренировку, а Лена колдовала у плиты, папа тихонько пробирался на балкон и затягивался.
В тот злополучный день у папы закончились сигареты. И, не придумав повода выйти из дома (мусор вынесен, продукты куплены, даже собачка — пожилая маленькая пуделиха — недавно выгуляна), он решил сходить за сигаретами тайком. Отсутствие отца Лена не должна была заметить (на кухне громко играло радио), а Анна Витальевна звонила совсем недавно. Но та вдруг позвонила снова, вспомнив, что не передала Лене заказ на юбилейный торт для начальницы. Лена звонка не услышала. Анна Витальевна позвонила еще раз. Потом еще… И, не дождавшись ответа, нарисовала в воображении ужасные картины. Работала она совсем близко от дома и потому скоро была уже у родной двери…
Почти в это же время Лена обнаружила, что для крема не хватает нескольких ложек сметаны. И чтобы не прерывать процесс из-за мелочи, пошла одалживаться к соседке.
Когда Анна Витальевна позвонила в дверь и ей никто не открыл, женщину охватила паника. Ключи от квартиры она почти никогда не брала с собой, зная, что дома всегда кто-то есть.
Выскочив на улицу, женщина покричала под окном кухни, хотя понимала: если Лена из-за музыки не слышит звук дверного звонка, то вряд ли услышит ее и отсюда.
Мимо проходил слесарь Сергей из ЖЭС, мужчина крупный и отзывчивый. Увидев его, Анна Витальевна бросилась за помощью. Вместе они поднялись по лестнице, слесарь начал было возиться с замком, но сразу понял: нужно идти за более серьезными инструментами. Но Анна Витальевна больше ждать не могла — еще немного, и скорую пришлось бы вызывать уже для нее. Она решила, что дверь надо выбивать.
И Сергей могучим плечом высадил дверную коробку…
В это время пришла от соседки Лена, увидела снесенную дверь, почти невменяемую маму и жэсовского слесаря. От неожиданности выронила одолженную баночку сметаны. Кинувшись к маме, чтобы успокоить ее, Лена… поскользнулась на разлитой сметане. Тут уже мама бросилась к дочке, чтобы помочь, но — бывает же! — наступила на пластиковую баночку от сметаны и тоже поскользнулась…
Надо же: с тренировки вернулась Карина, дочка Лены. Тринадцатилетняя девочка с пяти лет занималась большим теннисом и имела хорошо поставленный удар с левой.
Когда Карина подошла к квартире, то увидела выбитую дверь, лежащих на полу и стонущих маму с бабушкой и чужого мужика, склонившегося над ними. Недолго думая, Карина выхватила теннисную ракетку и со всей силы саданула ею по голове слесаря Сергея. Тот от боли (и силы удара!) не устоял и рухнул рядом с Леной и Анной Витальевной.

И тут из магазина вернулся папа…

Татьяна МАРКОВА