Персоны

«Шесть копеек — немалые деньги!»

— Коллаж называется «Антикризисная команда», — улыбаясь, рассказывает Николай Владимирович. — Подарили мне эту вещицу на 55-летие. Кстати, если говорить о датах, то 1 сентября будет юбилейная дата: 40 лет как я связал свою судьбу с торговлей. Как раз в начале сентября 1969 года
15-летним мальчишкой я пришел в Минское профессионально-кулинарное училище.
Получилось все в какой-то степени даже случайно. После восьмого класса я очень стремился пойти на работу, но, поскольку мне было всего 15 лет, в итоге так никуда и не попал. И неожиданно для себя решил податься в кулинарное училище. Там меня заприметил заместитель директора Михаил Сутулин. Он вышел, глянул, сказал, что, мол, мальчишки нам нужны. Дескать, это будущие начальники, руководители. Меня это прельстило, и я решил учиться на повара.
— Сейчас много поваров мужчин. А что раньше?
— В моей группе было более тридцати девушек и только четверо парней! А в некоторых группах и вовсе набиралась только пара мальчишек. Сегодня все перевернулось с ног на голову! Мне нынешний директор кулинарного училища призналась, что если бы она не регулировала процесс зачисления, то мальчишек-поваров у них было бы под 100 процентов.
— Говорят, что в армии повару служить проще, чем обычному солдату…
— Не знаю, как простому солдату, но как бывший армейский повар доложу: кухарство в армии — это тяжелейший физический труд. Ты целый день на ногах. Летом на дворе 35 градусов тепла, а у тебя на кухне кипят 14 четырехсотлитровых автоклавов. Тебе в этом аду надо сварить две с половиной тонны борща на учебный полк, полторы тонны каши, да и про компот не забыть. И надо сделать все вкусно.

Каков на вкус банан?
— Если проводить параллели между днем минувшим и сегодняшним, что поменялось в торговле?
— Многое. Если в 1980 годы у нас на весь Минск было 17 ресторанов, то сейчас их под две сотни, свыше 400 баров и кафе. Работают гипермаркеты, крупные универсамы. Не нужно ехать за границу перенимать чей-то опыт — друг у друга есть чему поучиться, достаточно перейти дорогу и зайти в соседний ресторан. Развивается и быстрое питание, и иностранные кухни. Раньше у нас было недостаточно овощей, экзотических фруктов.  Мало кто видел ананасы, апельсины, не знали, каковы на вкус бананы. Не было и такого, чтобы круглый год можно было достать красный помидор и зеленый огурец. Полупустые прилавки — это мы помним. А сейчас в каком-нибудь гипермаркете вы отыщете больше двухсот наименований одних только колбас!
А вот с питанием диетическим сущест-вуют проблемы. Если в советские времена были специализированные крупные диетические столовые, то сейчас, по сути, в Минске таковых не осталось. Хотя диетическое питание включается в общее меню, в чистом виде как оно было организовано раньше, не сохранилось…

Рекламировать c  умом
— Обычный покупатель поменялся?
— Он стал более грамотным,  разборчивым. Раньше люди хватали то, что было, и радостные бежали домой. А вспомните талоны… Это же дикость! Гляньте, какое сейчас предложение! В СССР большинство товаров было в дефиците. Если ты не успел схватить вовремя вареной колбасы, то на вечер у тебя ничего из съестного и не было. Сейчас огромный выбор полуфабрикатов! Купил, принес и можно сразу ставить на стол. Даже готовить не надо. Это как раз то, к чему все стремились раньше: высвободить хозяйку от непроизводительного труда. К вам нагрянули гости, вы забежали в магазин — через двадцать минут уже накрыт стол! Торговля стала двигателем прогресса. Ну а двигатель торговли — реклама…
— Кстати, о рекламе. Скажите честно, она вас, человека торговли, не раздражает?
— Меня раздражает не сама реклама, а ее навязчивость. Злит, когда во время роликов усиливается звук. Смотришь позднюю передачу, жена спит, и тут начинают из телевизора кричать про новые памперсы. Другое дело, когда я пришел, скажем, в универмаг и увидел, к примеру, будильник. Ну будильник как будильник. Но если мне продавец расскажет, что устройство это с подсветкой, что оно рассказывает на ночь сказки, то у меня сразу же возникнет интерес. Вот это пример УМЕСТНОЙ и УМЕРЕННОЙ рекламы. Я как раз за такую.

Робот не справится
— В детстве играли в магазин?
— Жили мы рядом с Комаровкой, так что иногда и торговать ходил. Вырастет у мамки на грядке редиска, я ее иду продавать. Или ягод насобираю. Стакан черники стоил 6 копеек. А 6 копеек — это два стакана газировки с сиропом! Или мороженое. Или пирожок с повидлом. Так что для ребенка 6 копеек деньги были немалые! (Смеется).
— Когда у торгового работника было больше веса — теперь или тогда?
— Сложно сказать. Может быть, раньше было чуточку выгоднее работать из-за постоянного дефицита. Мог себе купить что-то такое… А по большому счету, эта профессия всегда была очень сложной. Продавец, к примеру, на ногах 12 часов, постоянно общается с покупателями. А те ведь бывают разные. Ко мне в универмаг однажды дедушка пришел. Ему летом захотелось купить себе зимние ботинки! И сколько я не объяснял, что нам нерентабельно не в сезон делать закупки теплой обуви, он этого не хотел понимать. Беседовали мы с ним минут сорок. Сошлись на том, что он оставит заказ и, как только ботинки появятся, мы ему их привезем.
— Какой видится торговля будущего?
— Уже сегодня активно идет продажа товаров через Интернет. Появятся магазины-автоматы, роботы-консультанты. Но все равно, уверен, сфера торговли не обойдется без человека, без его ума, опыта и способностей.

Алексей ИВАНЮШКО, «МК»