Далекое-близкое

А где рюмка?

Одно только было весьма необычным — отсутствие алкоголя. Борьба с пьянством в России велась уже многие годы. Издавали и специальные газеты, и брошюры о вреде зеленого змия. В канун войны царское правительство ввело запрет на продажу алкоголя. Он действовал на время мобилизации и оказался продленным в связи с началом боев. Первоначально запрет касался только водки, но вскоре распространился на вино и пиво.
В газетах публиковали статьи о закрытии питейных казенных лавок по всей Минской губернии. А их было немало — более 1.720. В городе становилось все меньше мест, где можно было разжиться крепким. Выпить можно было только в ресторанах первой категории. Таких в Минске насчитывалось всего три: в гостинице «Европа», в Офицерском и Американском клубах. Посетители этих заведений обладали достаточным капиталом и могли позволить себе покупать водку втридорога. Простому же минчанину такое было не под силу. Но голь на выдумки хитра: появились спекулянты, самогонщики, была налажена продажа в аптеках виноградного вина, на этикетках которого красовались слова «столовое», «лечебное». Особенно понравился минчанам аптечный 95-градусный спирт. Многие рестораны и кабаки вели подпольную торговлю водкой.
Власти развернули борьбу с пьяницами. 1 сентября 1914 года закрылся минский вытрезвитель, а вскоре и лечебница для больных алкоголизмом. Теперь горожане, замеченные в пьяном виде на улице, подвергались аресту на несколько суток. Возросло число отравлений суррогатами. Огромное количество технического спирта шло в действующую армию, а оттуда «утекало» на черный рынок. Под маркой водки можно было купить совсем непригодную для питья «микстуру».
С приближением фронта в город стал поступать алкоголь с оккупированной территории, где запрета не было.
Сухой закон просуществовал в нашем городе около десяти лет: во время польской оккупации торговля алкоголем была разрешена. Лишь в 1924 году уже в советской стране продажу спиртного возобновили.

Дмитрий ИСАЙЧУК, «МК»