Жизнь как она есть

Танец Нунчи

Но то молоденькие простушки, еще не обремененные понятиями вкуса. Когда же моя знакомая, тридцатилетняя, очень красивая, элегантная женщина с дипломами двух вузов, появилась с такой же заклепкой в ноздре (добро бы бриллиантовой), у меня непроизвольно вырвался возглас: «Ты же леди, а это уровень пэтэу!» «Ну и что? — услышала вызывающий ответ. — Пирсинг моден. И я хочу быть похожей на студентку! Мне никто не дает моих лет!»
Я не стала читать лекцию о том, что элегантность — прежде всего гармония возраста, одежды, аксессуаров и внутреннего содержания. Такая нотация останется гласом вопиющего в пустыне среди лавины публикаций, рекламы, примеров эстрадных идолов, которые ратуют за молодость любой ценой.
Никто не против. Стремление выглядеть молодо похвально. Пока оно не начинает влиять на интеллект и стирать границы между понятиями «хочу» и «надо». Фитнес-клуб хорош, если не его выбирают в дилемме — красота или ужин детям. Тонкая талия прелестна, если не ее предпочитают в выборе — стройность или ребенок.
Знаю серьезного бизнесмена, который, живя в гражданском браке с любимой женщиной, никоим образом не хочет быть официально женатым.  Он искренне считает, что отцовство сразу же переведет его из категории молодых джентльменов в когорту стариков. Хотя быть молодым отцом, наверное, почетнее и интереснее, чем старым замшелым холостяком.
Пословица «Каждому овощу свое время» не теряет великого смысла. Многие компании имеют и приемлют своего шута: веселенькую бабульку с наивными глазками записной кокетки, дедулю с хипповскими седыми лохмами, строящего из себя Казанову. Можно и нужно, если умеешь, гонять на мотоцикле, ходить в турпоходы, плавать и бегать. Как сделала моя почти семидесятилетняя подруга, в прошлом чемпионка университета по конькобежному спорту, явившись на каток с внучкой и беговыми коньками-ножами, чем немало удивила хилую современную молодежь.
Но все хорошо в меру, и я прежде всего за достоинство! За статус возраста, если хотите. Много лет назад в круизе вокруг Европы меня больше туристических достопримечательностей поразили попутчицы. Добропорядочные дамы постбальзаковского возраста, оставив на причале таких же добропорядочных мужей и детей-подростков, изменились в мгновение ока. Мало того что бесконечно меняли наряды, немыслимо красились, кидались попутчикам и морякам на шею, они всерьез переживали свои новоявленные «любови»: плакали по ночам, закатывали истерики, ссорились между собой за внеочередной танец с объектом интереса. Будучи тогда моложе их на десяток лет, я дала себе слово, что никогда не допущу этого лихорадочного блеска в глазах, отчаянного цепляния за молодость, шальной бесшабашности, нелепого и смешного превращения леди в истеричную курсистку. Ибо человека украшает достоинство. «Осень жизни, как и осень года», надо благодарно принимать, поется в одном из популярных кинофильмов. И это так. Пришли твои тридцать — время наивысшей красоты и ума — предъяви во всем блеске именно их, а не заклепку в носу. Дала судьба счастье быть матерью — стань заботливой, терпеливой, внимательной. Дарована участь бабушки — будь доброй и умной с конфетами в кармане для своих и чужих внуков, их прибежищем и тихой гаванью. Даст Бог тебе долгий век — не засти свет молодым завистью, воркотней, злопыхательством.
Поезд жизни никогда не идет назад. Как ни срывайте стоп-кран, как ни пытайтесь удержать его на одной станции, он все равно двинется по направлению к конечной. Сидя в своем купе, можно рассматривать пупок, прикидывая, приколоть к нему еще одну серьгу или натянуть на лоб. А можно общаться с попутчиками, смотреть в окошко, подсаживать на верхние полки детей…
Что касается бега на длинные дистанции за уходящей юностью и сжигания последнего пороха в пороховницах, перечитайте чудный рассказ из «Сказок об Италии» Горького о соревновании сорокалетней Нунчи и ее юной дочери. Мать победила девушку в беге, потом долго танцевала и веселилась, пока не упала с разрывом сердца. Нам это надо?

Елена АВРИНСКАЯ, «МК»