Здоровье

Лечим сердце с душой

 Доброе слово
— Что за отдых на больничной койке?!
— Это не просто больничная койка, — улыбается пациентка Галина Ильницкая. — В нашей палате, как в санатории: светло, просторно, уютно. Кровати современные, удобные. И врачи относятся к нам с душой, беседуют, словно с родными. Пообщаешься с Татьяной Анатольевной Балдовской, нашим палатным доктором, и на сердце легче становится. Веришь, что все будет хорошо.
В клинику Галина Алексеевна поступила со сбоем сердечного ритма. Врачи его восстановили, но считают, что еще надо подлечиться.
— В этой больнице я впервые, обычно дважды в год ложусь в стационар, — рассказывает женщина. — Сердце в результате перенесенного инфаркта пошаливает. В чем-то и сама виновата: после выписки всегда чувствую себя хорошо, поэтому расслабляюсь и прекращаю пить таблетки. Но проходит время, и снова прихватывает…          

Когда больному сорок лет или чуть больше, его трудно убедить, что принимать препараты, поддерживающие сердце, нужно на протяжении всей жизни.

Татьяне Балдовской Галина Алексеевна обещает, что теперь точно исправится и будет строго следовать рекомендациям лечащих врачей. Что ж, в 61 год (свой возраст она не скрывает) можно и о болячках задуматься.
Не случайно об отношении большинства минчан к собственному здоровью один из докторов клиники высказался иронично:
— Раз «клюнет» — переживем, а после второго будем думать, как лечиться, чтобы жить долго и счастливо…
Соседка Галины Алексеевны по палате Валентина Петровская поступила со стенокардией — начальной формой ишемической болезни сердца. Недуг проявляется резкой болью или дискомфортом в области грудины, которые вызваны недостатком кровоснабжения в определенном участке сердца. Валентине чуть больше сорока. До поры до времени ничего не беспокоило, по врачам, как говорится, не ходила и в больницу попала впервые. Выяснилось, что у пациентки еще и артериальная гипертензия.
В клинике Валентину обследуют по полной программе. Метод диагностики, который применяют врачи, называется холтер-мониторирование. Оно позволяет получать данные о работе сердца не только в обычном режиме, но и, например, во время сна, ходьбы, эмоциональных переживаний. Таким образом, выясняется, имеются ли у пациентки нарушения сердечного ритма, какова проводимость сердца, есть ли ишемия миокарда. Вскоре станут известны результаты, но ряд рекомендаций кардиологи Валентине уже дали: для начала надо похудеть, а также регулярно контролировать уровень холестерина в крови, ежедневно заниматься физкультурой, изменить питание.

С таблетками по жизни
— Повторные пациенты — частые «гости»? — интересуемся у заведующей кардиологическим отделением Елены Губарь.
— Не скажешь, что сплошь и рядом, но такие случаи все же не редкость, — поясняет она. — И дело не в компетенции врачей — они в отделении высококвалифицированные, а применяемые нами методики лечения заболеваний сердца и сосудов соответствуют стандартам мировой медицинской практики. Просто пациенты, увы, непослушные: не все выполняют в дальнейшем наши рекомендации, и как следствие — повторная госпитализация. А здесь при разговоре выясняется, что больной не счел нужным употреблять лекарства или пил не все прописанные таблетки.
Сердечника понять можно: препараты надо принимать по часам и не одно наименование, а несколько. Современная терапия в кардиологии — многокомпонентная. Больному назначается целый комплекс препаратов. Психологически любому человеку сложно за один прием выпить три-четыре таблетки. А если несколько раз в сутки, изо дня в день?

Пока ответственность за здоровье пациента возлагается на доктора, у самого пациента заинтересованности не будет.

Моя коллега, перенесшая операцию по аортокоронарному шунтированию пару лет назад, частенько жалуется, что надоело пригоршнями таблетки глотать. Посещая время от времени кардиолога, она каждый раз надеется, что врач снизит химическую нагрузку. «Со мной уже все в порядке, но особого улучшения здоровья не ощущаю, не хочется лишний раз себя травить», — сокрушается.
— Когда больному сорок лет или чуть больше, его трудно убедить, что принимать препараты, поддерживающие сердце, нужно на протяжении всей жизни, — объясняет Елена Николаевна. — И никуда от этого не денешься, потому что последствия халатности нешуточные — инфаркты, инсульты… И тогда сердечники вспоминают о наставлениях, да поздно. Мы постоянно говорим пациентам: в кардиологии большинство препаратов работает на перспективу. От приема некоторых таблеток в течение недели принципиального улучшения здоровья не будет. Эффект виден спустя месяц, год, два, три.

Печень бережем?
Елена Губарь убеждена, что пока ответственность за здоровье пациента возлагается на доктора, у самого пациента заинтересованности не будет. Таков, к сожалению, наш менталитет. В то же время люди на пенсии более скрупулезно относятся к своим недугам, чем работающие. Старшее поколение может только по забывчивости не принять препараты. А те, кто помоложе, — из принципа. Любопытен тот факт, что чем ниже образовательный уровень пациента, тем халатнее он относится к собственному здоровью.
На вопрос «Почему не слушали врача, который назначил лечение?», отвечают:
— Боимся печень посадить.
Странность заключается в том, что такие пациенты нередко злоупотребляют спиртным и о своей драгоценной печени в эти «сладостные» моменты почему-то не задумываются.

И напоследок. Летом кардиологическое отделение, рассчитанное на 70 мест, работает в обычном режиме. Но как только минует дачный сезон и придет осень, наступают тяжелые деньки — перегрузка отделения колоссальная.
То ли холодная пора года и отсутствие солнца подкашивают людей, то ли за неимением повседневных садово-огородных забот минчане начинают вспоминать о недугах. Подруга моей мамы, например, как только перестает крутиться, как белка в колесе, начинает хвататься за сердце, потом о больных ногах вспоминает. И так по кругу, пока всю медицинскую энциклопедию не переберет. А летом сама удивляется: «Кручусь днями, словно заведенная, и не болит ничего. Загадка природы?»

Ольга ГРИГОРЬЕВА, «МК»