Городское хозяйство

Легко ли быть ихтиандром?

 Громоздкий сорокакилограммовый костюм водолаза со снаряжением под водой становится легче в десять раз, но это ни в коей мере не облегчает работу на глубине. В таких условиях, не имея опоры, даже гайку закрутить — дело хлопотное. Впрочем, квартет профессионалов УП «Минскводоканал» успешно выполняет и более сложные подводные работы. Есть на означенном предприятии такая структура — водолазное звено минского участка насосных станций и гидротехнических сооружений производства по эксплуатации Вилейско-Минской водной системы. В штате всего четыре человека. Их задача — предупреждение аварийных ситуаций и поддержание в надлежащем техническом состоянии скрытых под водой элементов плотин, насосных станций, водоводов, ливнепроводов и прочих гидротехнических сооружений на реке Свислочь, каналах Слепянской водной системы и водохранилищах города.
Взять, к примеру, земляную плотину. Она имеет глиняное ядро, которое как бы цементирует всю конструкцию. Малейшая брешь в ядре диаметром с однокопеечную советскую монету со временем — порой на протяжении нескольких лет, в зависимости от напора воды, — может разрастись вширь и вглубь и привести в конечном счете к полному разрушению плотины. Если такое случится на Минском море и вода хлынет в город, июльские подтопления улиц покажутся цветочками. Представили? А теперь забудьте — за многие годы подобных ЧП не случалось и на более мелких водных объектах. Малейшая воронка в земляной плотине или трещина в бетонной, выявленные при обследовании объекта, служат сигналом к проведению ремонтных работ. Но обнаружить эти дефекты под силу только водолазу.
— Конечно, можно осушить участок реки или водоема вблизи гидротехнического сооружения и выполнить необходимые работы «по-сухому», — говорит начальник производства по эксплуатации Вилейско-Минской водной системы УП «Минскводоканал» Павел Крук. — Но это будет очень дорогостоящее и продолжительное мероприятие. Несколько лет назад рассматривался вопрос о сокращении штата водолазной службы по тем же финансовым причинам. К примеру, один водолазный костюм российского производства, которые мы закупаем, стоит 3-4 миллиона рублей, плюс импортное оснащение и оборудование. Думали: где осушать участки, где привлекать сторонние специализированные организации для работы под водой. Но экономисты сделали расчеты и пришли к выводу, что выгоднее содержать собственное водолазное звено.
Любое погружение сопряжено с повышенной опасностью. Тем более если нужно выполнить сложную работу, скажем, с применением подводной сварки и резки металла. Тут мало знать водолазное дело, необходимо еще быть мастером на все руки, иметь отменное здоровье. Еще одно условие — доведенная до автоматизма слаженность действий в команде. На каждом объекте, будь то его обследование или ремонт, работают по трое: один под водой, второй страхует с использованием сигнального конца (каната), а третий контролирует весь процесс. Больше всего водолазам мешает повсеместная в наших широтах плохая видимость в мутной илистой воде. Порой приходится вплотную приблизиться к объекту, чтобы его различить, даже мощные фонари не спасают. На дне притяжение уменьшается в десять раз: 80-килограммовый мужчина весит всего восемь кило. Теряет вес и тяжелое оснащение, посему при необходимости «ихтиандры» крепят на пояс дополнительный груз — для устойчивости. А вот опасность остаться без воздуха минимальна. Запас кислорода в баллоне отображает манометр: едва появилась отметка в 30 атмосфер — подводники всплывают.
Летом, что может показаться странным на первый взгляд, работы поменьше. Плановые визуальные осмотры сооружений начинаются осенью, весной прибавляют хлопот паводки, даже зимой независимо от температуры график погружений весьма напряженный. С одной стороны, приличная нагрузка, с другой — организм не успевает отвыкнуть от подводной работы, что немаловажно. Если водолаз две недели занимается сугубо сухопутными делами, ему предписан тренировочный спуск под воду.
— Водолаз всегда должен находиться в форме, — отмечает Павел Крук. — Это все равно что для солдата держать порох сухим. Столь велика ответственность. Некачественно выполненная работа может привести как минимум к переделке, а как максимум — к аварийной ситуации. Посему даже после одного года работы водолаз считается дилетантом. Опыт приходит с годами.

Александр ФИЛИППОВИЧ, «МК»