Деловой завтрак

Жизнь под градусом

Все мы любим поговорить о погоде, а если случается что-либо из ряда вон выходящее, то обсуждений хватит надолго. Например, нашумевшие июльские ливни, когда часть улиц Минска в буквальном смысле ушла под воду. Можно ли было предугадать этот «вселенский потоп»? Как вообще составляются прогнозы погоды? Об этом и многом другом корреспондент «МК» беседует с главным синоптиком Белгидрометеоцентра Ольгой Федотовой.
— Ольга Антоновна, переключая по утрам телеканалы, можно заметить, что прогноз погоды на них хоть немного, но разнится. Во всяком случае, разбежка по температуре в один-два градуса присутствует. Чем это вызвано?
— Мне сложно судить о телевизионной «кухне» и о том, как готовятся программы. Теоретически на отечественных телеканалах различий быть не должно. Белгидрометеоцентр рассылает им единые данные. Так что вопрос о разбежке в температуре воздуха следует адресовать редакциям телепрограмм. Другое дело, что прогноз постоянно уточняется. Например, вечером мы выдали информацию на завтра, а утром дежурный синоптик при необходимости вносит коррективы в текущий прогноз. Эти цифры наиболее точные. Правда, пока уточненная информация попадает, насколько я знаю, только в утренний эфир некоторых радиостанций. В столице это, в частности, «Радио-Минск».
— А как формируется прогноз погоды?
— Предсказание погоды, с научной точки зрения, — одна из сложнейших физических задач, и описать весь механизм составления прогнозов в газетной статье невозможно. Если же в общих чертах, то, говоря доступным языком, наша планета опутана единой метеорологической сетью. Данные о процессах, происходящих в атмосфере, на поверхности земли и в океане, непрерывно поступают в ведущие прогностические центры мира. Здесь они обрабатываются на суперкомпьютерах, что позволяет рассчитать для любой точки планеты синоптическую ситуацию. Она-то и берется за основу конкретного прогноза.
— Белгидрометеоцентр получает такую информацию?
— Разумеется. Используй мы лишь данные белорусских метеостанций, прогноз погоды был бы верным не более чем на два ближайших часа, потому что для более долгосрочного предсказания требуется информация как минимум со всей Европы. При составлении метеосводок наши синоптики адаптируют данные мировых прогностических центров к местным условиям. Иногда разница в прогнозах получается существенной. Например, наиболее сильные холода в Минске в январе этого года пришлись на шестое число. В то же время большинство ведущих прогностических центров подобного не обещали, ограничиваясь коридором в 7-12 градусов мороза. Проанализировав складывающуюся обстановку и опираясь на данные собственных метеостанций, мы пришли к выводу, что в действительности столбик термометра опустится на десять градусов ниже. Так в итоге и случилось.
— Насколько точны прогнозы Белгидрометеоцентра?
— Сейчас оправдываемость суточного прогноза для конкретных регионов страны составляет 94-96 процентов, на трое суток — 91-93 процента. В отдельные периоды эти цифры могут быть выше. Например, в условиях антициклона воздушные массы малоподвижны и погода легкопредсказуема. Вообще же с развитием науки точность прогнозов растет. Сегодня наш трехсуточный прогноз по степени вероятности сопоставим с тем, который мы давали на сутки лет двадцать назад.
— Нынче весьма популярна тема парникового эффекта и, как следствие, глобального потепления. А что происходит в нашей республике?
— За последние сто лет среднегодовая температура на территории Беларуси выросла на 1,1 градуса. Но говорить, что климат потеплел, было бы неправильным. Больше стало неблагоприятных явлений природы, причем часто принимающих экстремальный характер. Минчане постарше должны помнить аномально холодную зиму 1978-1979 годов, когда в декабре-январе столбик термометра падал до отметки минус 30 °С и ниже.
А в ноябре 1994 года транспортное движение в Минске парализовала необычайная по масштабу гололедица. Была и изнуряющая августовская жара 1992-го с ее +37 °С. 23 июля 1997 года ураганные ветры, достигавшие 30 метров в секунду, широкой полосой прошлись по Брестщине. Деревья вырывало с корнем, в лесах образовывались сплошные просеки…
— Нынешние июльские ливни в Минске, вероятно, также следует отнести к разряду аномальных.
— О том, что в столице ожидаются сильные дожди, мы предупреждали за сутки. Но определить точное количество осадков было сложно. Ведь даже по районам города интенсивность их выпадения разнилась. В июле 2004 года в Минске прошел схожий по последствиям ливень, когда за несколько часов выпала полумесячная норма осадков. Меж тем в расположенных неподалеку Самохваловичах с неба в этот день не упало ни капли.
— Ольга Антоновна, наступит ли время, когда прогнозы синоптиков будут сбываться со стопроцентной точностью? Допустим, люди подчинят себе силы природы.
— Как признала в недавнем докладе Комиссия по атмосферным наукам Всемирной метеорологической организации, полный успех в прогнозировании погоды пока невозможен, как нет и гарантии, что это когда-нибудь произойдет. Даже с помощью супермощных компьютеров невозможно учесть все множество погодообразующих факторов на планете и их возможные изменения. Что же касается человеческого вмешательства в природные процессы, то был прецедент, когда в СССР пытались повернуть реки с севера на юг. Западная Сибирь в этом случае покрылась бы вечными снегами. Стоит ли рисковать?
— Последний вопрос: какую погоду обещает нам Белгидрометеоцентр этой осенью?
— Я придерживаюсь мнения, что осень будет близкой к климатическим нормам, за исключением сентября. В этом месяце средняя температура воздуха прогнозируется на 1 градус выше обычных значений, хотя во второй половине не исключены слабые заморозки. Среднемесячная температура октября составит +5… +8 °С, а в ноябре будет близкой к нулю.