Персоны

Что казакам любо

Николай Улахович — верховный атаман Республиканского общественного объединения «Белорусское казачество», казачий генерал. Родился в Минске в 1951 году. Полковник запаса. Военная специальность — инженер-строитель. Три высших образования. Ныне генеральный директор республиканского НПО «Жилкоммунтехника». Помимо основной работы у Николая Дмитриевича много, как раньше говорили, общественной нагрузки: председатель Белорусской патриотической партии, заместитель председателя Постоянного межгосударственного координационного совета казаков России, Беларуси и Украины. Потомственный казак. Исследуя свои родовые корни, выяснил, что фамилия Улахович произошла от названия реки Ула, что в Витебской области, где еще в средние века стояли сильные казачьи форпосты.

— Дата, которую можно считать днем начала возрождения белорусского казачества, — 9 октября 1995 года, когда в Министерстве юстиции республики Беларусь было зарегистрировано наше общественное объединение, — рассказывает Николай Дмитриевич. — На тот момент это было единственное казачье формирование в Беларуси. Лишь несколькими годами позже стали появляться альтернативные общественные организации.
Сейчас в РОО «Белорусское казачество» около полутора тысяч казаков.
— Мы не могли строить свою структуру по принципу казачьих округов России, — поясняет верховный атаман. — Все-таки там есть регионы, где испокон веку компактно проживали казаки — Дон, Кубань… У белорусского казачества нет такой сильной и более-менее четкой привязки к определенной территории. Тем не менее у нас есть все атрибуты государственного признания — юридический адрес, устав, официальная символика. А поскольку казаки всегда были людьми служивыми, у них есть своя форма, знаки различия, чины, награды.
Все же главное отличие этого общественного объединения от других — те принципы, которые должен разделять человек, заявивший о желании называться казаком.

Открыты для всех
— Стать казаком не так просто, — говорит Николай Улахович. — Я всегда повторяю: казак — это не только форма, бурка, папаха. Это образ жизни, образ мыслей. На совете атаманов — а у нас их 21 — решили: в белорусском казачестве не будет разделения и отбора по принципу «родовой — не родовой, с корнями — без». Согласитесь, мало кто может восстановить свою родословную с VI-VII веков, а тем более у нас в Беларуси, где менялись власть, господствующая религия, где войны прокатывались одна за другой. Поэтому принимаем в наши ряды в соответствии с уставом объединения. И к каждому новичку относимся очень серьезно: он должен написать прошение, а к нему приложить рекомендации двоих казаков — членов объединения. Потом — минимум год испытательный срок. Есть и еще одно непременное условие. В нашем уставе записано: «Основой возрождения казачества в нашей стране является православное христианство — вера наших предков». И потому к нам может прийти только тот, кто исповедует православие.
Несколько лет назад РОО «Белорусское казачество» заключило бессрочный договор с Белорусской православной церковью. Подписали его Патриарший Экзарх всея Беларуси митрополит Филарет и верховный атаман Николай Улахович. А в 2002 году Митрополит Минский и Слуцкий Филарет благословил настоятеля прихода иконы Божьей матери «Всех скорбящих радость» в Минске протоиерея Игоря Коростелева нести послушание духовника РОО «Белорусское казачество».
— Отец Игорь очень много делает для воцерковления белорусского казачества, — рассказывает верховный атаман. — Одна из его обязанностей как нашего духовника — ведение постоянно действующего семинара «Православие, возрождение казачества и современность». Все казачьи подразделения в Беларуси имеют своих духовников. Конечно же, мы с благодарностью принимаем духовное покровительство нашей церкви, стараемся по мере сил подсоблять ей. Помогаем священнослужителям поддерживать порядок на территории, обеспечиваем безопасность во время проведения больших богослужений и визитов иерархов церкви. Каждое наше мероприятие начинается с молитвы.
В прошлом году белорусские казаки приняли самое активное участие в акции «Семь храмов в семи городах за один день», посвященной 1020-летию Крещения Руси. Тогда в Минске за один день был поставлен деревянный храм. Символично, что он был назван в честь иконы Божьей Матери Донской, которую особо почитают все защитники Отечества.
— Надеюсь, что когда-нибудь рядом с небольшим деревянным вырастет большой красивый войсковой храм, — поделился мечтой Николай Дмитриевич.

Форма и содержание
— Не стану скрывать: поначалу отношение к казакам в Беларуси было настороженное и даже скептическое, — продолжает верховный атаман. — Случалось слышать за спиной и обидное «ряженые». Что ж, это была своеобразная проверка на прочность. Как могли, доказывали: наши предки, казаки-белорусы, несли казачью службу и жили на территории нашей земли. Свидетельством тому хотя бы такой факт: в Беларуси есть села с весьма характерными названиями — Казачья Протока, Черкассы, Казачьи Балсуны…
В неприятии некоторыми людьми современного белорусского казачества, признает Николай Дмитриевич, в чем-то были виноваты и сами казаки. Подвело их, например, чрезмерное увлечение внешней атрибутикой. Что и говорить: ладно скроенная форма, всевозможные яркие нашивки, папаха, нагайка, конная джигитовка — для некоторых это стало чем-то сродни участию в клубе исторических реконструкций, когда за внешним терялось настоящее.
— А кое-кто быстро смекнул, что на казачьей экзотике вполне можно заработать, — сетует Николай Улахович. — Так, казаков стали приглашать в охранные структуры. Недавний пример — в Поставах Витебской области, где у нас довольно сильное, авторитетное подразделение, казакам предложили взять под охрану игорные заведения. На совете атаманов решили: запретить людям работать в охране нельзя — у каждого семья, дети, их надо кормить, но казачья форма — не мундир или костюм сотрудника секьюрити. Да если уж на то пошло, то и сам игорный бизнес мне лично не по душе. И негоже, чтобы пошла молва, будто казаки «контролируют» этот бизнес.

Возрождая традиции
В то же время, по мнению Николая Дмитриевича, современный казак вовсе не должен быть бессребреником.
— Казак должен быть и примерным семьянином, и крепким хозяином, — убежден он. — Мы, к примеру, бомжей в свои ряды не пускаем. Какой же ты казак, если не можешь обеспечить себя, семью, заработать хотя бы на форму, амуницию. Есть среди нас и государственные служащие на солидных должностях, и серьезные бизнесмены. Один из приоритетов деятельности объединения — патриотическое воспитание молодежи. В Минске еще недавно существовал детский казачий кадетский корпус. Занимались в нем и мальчишки, и девчонки. Но сейчас деятельность его по не зависящим от нас причинам приостановлена. В перспективе мечтаем создать детско-юношеский казачий центр.
Из последних инициатив и дел белорусских казаков — совместное с сотрудниками милиции патрулирование в столичном зоопарке и работа по созданию там же аналога казачьей станицы. Здесь все желающие смогут поближе познакомиться с казачьим укладом жизни и освоить азы верховой езды, джигитовки.

Михаил МИХАЙЛОВ, «МК»