Персоны

Артист новостного жанра

— Мои знакомые старшего поколения, которые помнят эфиры диктора Владимира Шелихина, говорят, что по манере подачи новостей вы на него похожи. Случалось слышать такие сравнения?
— Да, и мне они лестны. Потому что Шелихин был профессионалом. Умел подавать информацию. Многие педагоги ставили его в пример.
— Так, может быть, вот он — отечест-венный идеал информационного ведущего, к которому нужно стремиться?
— Мне кажется, не стоит стараться быть похожим на кого-то. Полезнее лишний раз покопаться в себе, чтобы понять, кто ты. Универсального ведущего быть не может. Такой задачи — понравиться всем — в принципе не должно стоять, это нереально. Ведь в прайм-тайм новости в нашей стране смотрят
5 миллионов человек. Так что, по-моему, на экране хочется видеть человека думающего.
— Но ведь ум можно… изобразить?
— Можно, но ненадолго. Все равно станет понятно, приложил ведущий усилия к подготовке информационного выпуска или нет.
— Многие зрители считают, что ведущий новостей — это говорящая голова, которой, кроме как прочесть текст с телесуфлера, ничего и делать не надо…
— Любая публичная профессия под-разумевает всякие домыслы. Не берусь утверждать, как происходит на других каналах, а на нашем ведущие не только читают новости, но и активно участвуют в их подготовке.
— Помогает ли в работе актерское образование?
— Безусловно. Скажу точнее — смотреть на какие-то вещи проще либо глубже — в зависимости от ситуации — помогает актерское мировоззрение. Хотя, конечно, новостной жанр ставит в определенные рамки. Знаю, некоторые считают, что в эфире надо быть естественным. Но мне кажется, это не так — ведущий играет роль.
— Всегда одну и ту же?
— Да, но сюжет каждый день меняется — в зависимости от новостной тематики. Согласитесь, одно дело, когда рассказываешь, что Елизавета Михайловна собрала рекордный урожай, и совсем другое — когда открывается международный симпозиум.
— А если интересную роль в кино предложат?
— Тогда и подумаю. Отдаю себе отчет, что моя теперяшняя работа предполагает определенные правила поведения. Не могу позволить себе сняться в роли маньяка или наркомана в каком-нибудь триллере. Или вести гламурную программу, в которой буду рассказывать о дамских сумочках. Сегодня я ведущий новостей. А что будет потом, мне и самому интересно.
Во время учебы в Белорусском государственном университете культуры и искусств года три работал в Молодежном театре эстрады. По диплому я артист разговорного жанра, педагог.
— Что повлияло на ваш выбор в пользу такой довольно редкой профессии, как телеведущий?
— В 1997-м участвовал в проекте «Зорная ростань» и стал лауреатом в номинации «Лучший ведущий». К тому времени окончил училище в Вилейке. Ко всему прочему я еще и резчик по дереву 4-го разряда. (Улыбается.)
— Шутите?
— Серьезно говорю. Неплохо рисовал — пастелью, маслом, карандашами… Лет в 15-17 активно подрабатывал — делал мебель, декоративные панно… Видите, на руках с тех пор остались следы от порезов инструментами.
Когда стал лауреатом конкурса и убедился, что надо поступать на актерское отделение, в академию искусств уже закончился прием документов. Оставался университет культуры. По его окончании меня собирались распределить в гродненскую филармонию, но — срочная служба в армии. Полгода играл на литаврах в оркестре и вел концертные программы.
После дембеля и месяца не прошло, как отправился на кастинг телеканала «Лад». Там набирали ведущих белорусскоязычных выпусков новостей. Помню ощущения от первого прямого эфира. Это как попасть в огонь по своей воле. Посмотрел себя в записи. Жутко не понравилось. Казалось, и интонации не те, и бровью повел не так. И вообще, зачем повел?
— Вы смотрите юмористические передачи? Ну, хотя бы из ностальгии по студенческим временам, когда сами учились на артиста разговорного жанра.
— По-моему, повторение одних и тех же номеров в эфире разных каналов только раздражает зрителя. Нравятся работы Романа Карцева, Михаила Жванецкого. Импонирует, как Андрей Миронов выступал в жанре миниатюр. Это артисты до мозга костей. Им достаточно просто выйти из-за кулис и посмотреть в зал, чтобы удержать внимание публики. Их движения, манеры несут информацию, которая понятна без слов. Можно, конечно, рассказать анекдот со сцены, над которым зритель будет смеяться, но это уже самодеятельность.
— А как же Евгений Гришковец? Человек-театр, как его называют критики и зрители, окончил филфак.
— Смотрел его спектакли в записях. Вызывает уважение, что он сумел не только написать и поставить пьесы, но и донести свое творчество до зрителя. Радуюсь за этого человека: он одиночка, у которого не опускаются руки делать что-то свое. Безусловно, это неординарная личность.
— Работа на телевидении поменяла что-то в вашем образе жизни?
— Стал более дисциплинированным. Научился быстро концентрироваться. В силу профессии становлюсь информационно грамотным. Раньше не особо интересовался размерами пенсий, например.
— Наверное, ваши родные каждый день смотрят «Новости» на Первом?
— Надеюсь, что не переключают, когда я в кадре. (Улыбается.) К профессии телеведущего они относятся без пафоса, впрочем, как и я.

Ирина ЮДИНА, «МК»