Я здесь живу

Есть подарок хороший и… книга

Мы, имею в виду жителей бывшей большой страны с названием СССР, когда-то звались самой читающей нацией в мире. Вместе с тем памятен мне и дефицит хорошей литературы. Собрание сочинений, к примеру, Чехова или Достоевского были подарком солидным, дорогим, престижным. За хорошей книгой очередь выстраивалась такая, что ее хвост нередко выползал из дверей магазина. Да хоть бы вспомнить первые игры телевикторины «Что? Где? Когда?». Призы знатокам и телезрителям отнюдь не деньги. Книги!
Нынче всяк просвещенный человек норовит посетовать: читают все меньше, а если и открывают книгу, то содержания весьма спорного. Общие высказывания по поводу всегда стоит проверять на практике. Порой выясняется, что расхожие представления не отвечают действительности. А потому отправляюсь в один из крупных книжных магазинов Минска. Середина недели и середина рабочего дня. Торговый зал полон. Вот молодая мама с дочкой лет пяти тщательно и вдумчиво изучают стеллаж, где манят яркими глянцевыми обложками любимые сказки детей, что называется, всех времен и народов. Представительный мужчина в костюме и с кейсом бережно, как настоящее сокровище, перелистывает альбом репродукций Ильи Глазунова. Позже, узнав цену этого фолианта, поведение поклонника живописи разъяснилось. Вам приходилось держать в руках издание стоимостью примерно в тысячу долларов? Вот то-то и оно.
…Двое вихрастых мальчишек лет тринадцати просят у продавца показать им книги некой Стефани Майер. На обложке крупно — «Сумерки», а ниже и чуть мельче — «Вампирский роман». Чур, меня, чур! Ну и интересы у современных школьников.
— Одна из самых продаваемых книг в последнее время, — говорит продавец. — У этого автора уже пять романов и два первых экранизированы. Бестселлер!
Нет уж, лучше я к полкам с приятными глазу и душе именами: Чехов, Достоевский, Карамзин…
— Классика тоже очень хорошо расходится, — это уже руководитель книжного магазина Инга Бекеш дает мне справку. — Вообще накануне Нового года у нас продажи вырастают минимум вдвое. Минчане и гости столицы с удовольствием берут книги для подарков.
— И какие предпочтения? — интересуюсь.
— Тут смотря кто и кому выбирает подарок. Мужчинам чаще всего дарят литературу по истории и книги прикладного характера — об охоте, рыбалке. Женщины отдают предпочтение классике, поэзии и, конечно, книгам по цветоводству, кулинарии. У подростков на первом месте несколько последних лет Джоан Роулинг с ее «Гарри Поттером».
— А белорусские авторы в чести у книголюбов?
Вместо ответа Инга Николаевна выкладывает передо мной два издания. Оба об истории нашей страны. Вот только название одной из книг несколько смутило своим написанием. На обложке крупно набрано «Тайны беларуской истории». Видно, что-то упустил я в спешке последнего времени. В школе меня учили, что слово «белорусский» пишется через «о» и с двумя «с». Впрочем, возможно, в такой нарочитой неграмотности есть некий авторский замысел?
— Книга очень хорошо раскупается, — заверила меня Инга Бекеш.
Поговорив еще немного с директором магазина о современных литературных предпочтениях, возвращаюсь в торговый зал. Здесь по-прежнему царит радующая глаз покупательская толчея. Значит, книги — пока еще ходовой товар. Более того, вопреки разговорам об общем падении художественного уровня выпускаемой литературы могу засвидетельствовать: на полках магазина большое количество классики и вообще изданий серьезных. Конечно, есть в изобилии и литературная попса. Что делать, видно время нынче такое, без нее никуда. Но здесь, рискуя углубиться в тему другого разговора, вернусь к началу.
Итог непродолжительного наблюдения таков: книги читают, книги востребованы. А значит, фразу-шутку можно переписать примерно так: есть подарок хороший, и книга — лучший.

Михаил Михайлов, «МК»