Культура

Родом из кино

 — Алла Владимировна, как вы попали на «Беларусьфильм»?
— По сути, я в кино родилась: в доме, где в Минске до войны жили все киношники. Мой отец работал в кинематографе и был категорически против того, чтобы и я встала на этот путь. Но, как видите, его не послушалась… Сначала меня взяли на «Беларусьфильм» ассистентом художника по костюмам. Отработала на четырех картинах, получала около 90 рублей. А мой последний «советский» оклад был уже где-то рублей 180 — большие деньги по тем временам. Так что я всегда считалась богатой женщиной (смеется).
— Вы проработали в кино больше 40 лет. Кто из режиссеров вам больше всех запомнился?
— Прежде всего Виталий Четвериков. Я начала с ним сотрудничать во время создания картины «Руины стреляют», а после этого работала во всех остальных его фильмах. С Юрием Марухиным сделала ленту «Мать урагана», с Вячеславом Никифоровым — двухсерийный «Благородный разбойник Владимир Дубровский», четырехсерийные «Отцы и дети»… В общем, работала только с теми режиссерами, с которыми мне было комфортно.
— Как же Виктор Туров?
— Я сделала с ним только две картины — «Я родом из детства» и «Сыновья уходят в бой». Признаюсь честно: я была очень резкой и прямолинейной девушкой, и нормальные отношения у нас не сложились. Турова Бог наградил большим талантом. То, как он работал с актерами, это просто сказка.
— Вы сказали, что вы — резкий человек. Это не мешает работать?
— Нет, не мешает. Старики от кино меня уважают, а молодые, к счастью, боятся (смеется). Я на каждую свою картину делаю много эскизов, предлагаю их режиссеру, мы обсуждаем. Если его что-то не устраивает, я вношу правки, но не принципиальные. Если и после этого режиссер капризничает, тогда я просто с ним не работаю.
— А актеры у вас не капризничают?
— У меня не бывает капризных актеров. Общий язык нахожу со всеми. Если надо, то и на место могу поставить. Вот с тем же Михаилом Ефремовым в «Дубровском» мы отлично ладили. Как правило, по-настоящему великие актеры — люди непривередливые.
— Вам довелось поработать на «Беларусьфильме» и в шести картинах голливудского режиссера Менахема Голана…
— Да, он очень отличается от режиссеров советской школы. У Менахема иной подход к съемочному процессу. Всю картину видит с самого начала, и все у него разложено по полочкам. Однажды, кстати, мы увидели за витриной магазина красивое платье. Он сказал: «Алла, я хочу, чтобы завтра оно было на актрисе». Я пошла к продавцам, узнала цену, написала ему. Он сказал: «Дорого, но платье необходимо». В общем, на следующий день мне удалось взять этот наряд по дешевке напрокат… Так что даже в Голливуде знают, что такое деньги. И просто так ими не разбрасываются.

Алексей ВЛАДИМИРОВ, «МК»