Культура

От Мавки до Кикиморы

— Ирина, как шли к этому образу?
— На сегодняшний день в нынешнем репертуаре театра это моя единственная большая и глубокая роль. Приходилось ломать стереотипы, когда работала над нею. Близкие мне черты в характере есть, но все-таки это образ. Кто знает, быть может, в той ситуации, в которой оказывается моя героиня, я бы поступила так же, как и она. Но в жизни я другая.
— Вам снится ваша Морин и вообще этот спектакль?
— Да, бывало. Cнилось, как я играла на сцене, как кто-то из партнеров не произнес нужную реплику… Мне кажется, многие актеры не могут спать по ночам — мешают переживания, мысленные проигрывания.
— Помогает ли в актерской работе режиссерское образование, которое вы получили сначала в культпросветучилище, а затем в университете культуры?
— Несомненно. В той же «Королеве красоты», к примеру, я предложила главному режиссеру Денису Нупрейчику поменять некоторые моменты в мизансцене. Он посмотрел мой вариант и согласился.
— Насколько авторитарным или демократичным должен быть, на ваш взгляд, стиль работы режиссера с актерами?
— Думаю, режиссеру позволительно быть жестким. Но при одном условии: если он талантлив. Таланту можно простить многое. Для меня самое страшное в человеке — хамство. Надо, чтобы любой режиссер любил актеров и относился к ним так, как хотел бы, чтоб относились к нему.
— У вас есть идеал актрисы?
— Я не сторонница идеалов. Мне нравятся многие артисты, многими я восхищаюсь. Из белорусских самая любимая — Стефания Станюта. Я видела все спектакли и кинофильмы с ее участием. Искусство Станюты настоящее, им всегда восхищалась. Из зарубежных киноактрис мне симпатичны Пенелопа Крус, Чулпан Хаматова, Мерил Стрип.
— А в каких постановках больше всего хочется играть?
— В тех, где есть хорошая драматургия, то, что меня бы трогало. Менее всего интересны пьесы, в которых все притянуто за уши или одна цель — насмешить публику. Но актеры — люди подневольные. У нас в стране не так много сильных режиссеров, как хотелось бы.
— Не ведете дневник?
— Нет, никогда его не писала. Может, когда-нибудь и начну, пока же такой душевной потребности нет. Свои сокровенные мысли я обычно выражала в стихах. Пишу иногда и теперь. В основном это философская лирика.
— Что читаете?
— Иногда перечитываю классику. Люблю биографические книги, в частности про артистов. С интересом читала об актрисе Императорских театров Фанне Снетковой. Она была всеми обожаема и уважаема. Первой сыграла в пьесе «Гроза» Александра Островского. Ушла со цены в 25 лет. Удивительный факт: Снетковой всю жизнь, вплоть до самой смерти, — а умерла она в 91 год — поклонники присылали письма.
— Интересуются ли друзья и знакомые вашим творчеством?
— Да, конечно. На спектакли всегда приходят друзья и знакомые. И, конечно, мой первый педагог Николай Николаевич Белян, у которого я в дипломном спектакле по произведению Леси Украинки «Лесная песня» сыграла первую главную роль — Мавки.
— Грядет Новый год, и хочется спросить про сказочные роли…
— Самая характерная из них — Кикимора (Крычымара) в спектакле «Чара-дзейная скрыпка» по пьесе белорусского классика Алеся Гаруна. Думаю, эта постановка стоит того, чтобы ее воссоздать — на радость детям.

Константин СТОЛЯРЧУК, «МК»
Фото из архива актрисы