Далекое-близкое

Трактор… в шапке

На удивленный вопрос, о какой безотлагательной телепередаче идет речь, режиссер буркнул: «А хотя бы и о новогодней. Слабо?» Да нет, отчего же. Тем более у подрабатывающего зимой Дедом Морозом Мезенцева хранился соответствующий костюм с шубой, валенками и белоснежной бородой. Сказано — сделано. Между другими плановыми делами мы снимали Деда Мороза на плантации цветущих тюльпанов, с косой на лугу, с васильками в бороде на комбайне во время жатвы.
Так и насобирали необычный материал. Гвоздем для скрепления времен года стала сказка о двенадцати месяцах с возможностью возвращения к отснятым в разное время кадрам, чтобы оказаться в студии с охапкой тюльпанов или золотым снопом. Придумали и главный подарок Деда Мороза, но до последней минуты хранили его в тайне.
И вот, когда все месяцы были вызваны, песни спеты, караваи опробованы, Геннадий при полном дедморозовском параде вошел в студию и собрал возле себя гостей. А надо сказать, что приехали к нам люди из различных районов Беларуси, из дальних сел, хуторов, даже из лесничевки. Дед Мороз снял шапку, бросил в нее свернутые в трубочку бумажки и предложил их гостям. Одиннадцать из дюжины были пустыми, на последней красовалось изоб-ражение потешного глазастого трактора.
Дело в том, что тогда, в восьмидесятые годы, тракторы были в дефиците и доставались районам, а затем и хозяйствам по особой разнарядке. Проблема была не в оплате машины, а в ее распределении. За несколько месяцев до Нового года мы обратились на Минский тракторный завод, там хорошо приняли идею. Мало того что изготовили трактор, так и выполнили его в экспортном варианте. И если все подобные машины в Беларуси были голубыми, то в студию вкатился блестящий алый красавец с надписью «Сеятель» на капоте (именно так называлась наша телепрограмма). Выигравший механизатор на радостях поцеловал свой приз в каждую фару, втащил в кабину заранее припасенный ящик с шампанским, и в высокий потолок студии, нарушая сценарий, полетели пробки…
С той поры каждой весной из Ивановского района — далекой полесской глубинки — наша творческая группа получала телеграммы с просьбой приехать навестить трактор и поохотиться на диких гусей. Естественно, со всеми атрибутами полесского гостеприимства. Даже когда по всем подсчетам трактор должен был развалиться от износа и уже после ухода из жизни режиссера Мезенцева нас от чистого сердца звали в гости люди, некогда нашедшие трактор в шапке телевизионного Деда Мороза.

Елена АВРИНСКАЯ, «МК»