Среди своих

Минчанка-англичанка

Писатель и сатирик Сэмюэл Батлер говорил, что англичане путешествуют не для того, чтобы увидеть чужие края, а чтобы увидеть солнце. Кто бы мог подумать, что свое солнце британский языковед Джим Дингли встретит в Беларуси? Да и минчанка Эля работала журналисткой, не мечтая встретить английского принца. А свел их… белорусский первопечатник Франциск Скорина

Все началось с «Лявоніхі»

— Мне кажется, наша встреча с Джимом не была случайной, — вспоминает Эля далекий 1990 год. — Я тогда работала на белорусском радио. Меня отправили в Полоцк освещать торжества в честь 500-летия со дня рождения Франциска Скорины. Мест в гостиницах не оказалось, и пришлось остановиться в соседнем Новополоцке. Будучи уже на конференции, посвященной юбилею белорусского первопечатника, в президиуме отметила для себя статного англичанина-красавца. Как оказалось, Джим языковед, владеет 8 языками, в том числе белорусским и украинским, преподаватель кафедры русского языка Лондонского университетского колледжа.

Позже на ужине Эля пригласила его потанцевать «Лявоніху».

— Я не умею, — застеснялся Джим.

— А я научу, — смело пустилась в пляс журналистка.

…По счастливой случайности иностранные гости тоже жили в Новополоцке, и Эля с Джимом провели за общением всю дорогу в гостиницу. Вместе вернулись в Минск, где обменялись телефонами, а потом он улетел в Великобританию.

Визит с продолжением

Целый год Джим и Эля писали друг другу письма. В это же время она ждала разрешения выезда в туманный Альбион. Осенью 1991 года поездка состоялась — в Англии ее встретил Джим с огромным букетом. Три месяца пролетели незаметно. Заканчивалась виза, и зимой пришлось вернуться. Но в Минске думалось только о любви. Весной Эля пригласила мистера Дингли отдохнуть в Крым, а спустя год переехала жить в Лондон.

— Первый год слушала «шум моря» — мой английский был никудышным, — смеется Эля. — Поэтому учила язык, готовила ужин и ждала Джима с работы.

За первые годы совместной жизни пара объехала всю Европу — вместо словаря использовали языковые способности Джима. В середине 1990-х у интернациональной семьи родилась первая дочка Алена, а спустя год — Александра-Виктория. В конце тысячелетия семья переехала в город Маргейт, подальше от столичной суеты.

О белорусской ряженке и не только

В Великобритании Эля преподает английский язык для приезжих в школах округи города, где живут Дингли. Старшей дочке Алене шестнадцать, Александре-Виктории — пятнадцать. Обе ходят в школу, стараются выучить русский и белорусский языки. Если раньше Алена стеснялась иностранной мамы, то, повзрослев, гордится — рассказывает друзьям о своих белорусских корнях.

Эля же скучает по Беларуси, по снежной зиме. Когда получается, приезжает на родину. Восхищается чистотой улиц и новыми красивыми зданиями.

— Что особенно меня удивляет в Минске, так это цены, — недоумевает белорусская англичанка. — Например, у вас на базаре болгарские перцы стоят в семь раз дороже, чем в Великобритании. Там, где я живу, всегда есть выбор: хочешь купить дорогие продукты — идешь в дорогой магазин, за дешевыми отправляешься в заведение статусом пониже. Хочешь купить еду за копейки — приходишь за полчаса до закрытия.

Когда Эля готовит список покупок в Беларуси, Джим всегда просит: «Привези мне себя!» Правда, добавляет, что можно было бы привезти белорусскую водку — недорогую, но очень качественную. А вот молочные продукты доставить в Британию трудновато, зато Эля их с удовольствием ест в Минске.

— В Англии практически невозможно купить кефир, а тем более ряженку. В супермаркетах их нет, — говорит Эля. — Приходится искать магазины, в которых торгуют товарами из Восточной Европы, да и там такие продукты — дефицит.

Этим летом — в Минск!

Сейчас Джим уже на пенсии. Редактирует научный журнал, переводит на язык Байрона белорусские и украинские произведения.

— Мы живем на берегу моря в окружении четырех средневековых замков. Наша семья любит путешествовать, — продолжает Эля. — Одно время мы много ездили по Британии, доехали аж до шотландского Эдинбурга. Обожаем праздновать белорусское Купалье, прыгаем через костер, поем песни. А вот в Беларуси все вместе пока не были. Правда, дочки с папой приезжали в Минск проведать белорусскую бабушку, но всего один раз. Поэтому нынешнем летом надеюсь приехать вместе с дочками, чтобы они поработали в белорусском волонтерском лагере, а я просто отдохну душой в родном Минске.