Журналист меняет профессию

Ваш билет!

Корреспондент «МК» на один вечер стала билетером театра. Согласитесь, кому как не им рассуждать о поведении, капризах и пристрастиях публики столичных драмтеатров

Театр начинается

Сеанс перевоплощения начался для меня за час до вечернего спектакля в Национальном академическом театре имени Янки Купалы. Пока обладатели билетов, боясь опоздать, торопятся, где-то на бегу перекусывают, чтобы мысли об ужине не омрачали впечатлений от искусства, в фойе театра тихо и спокойно. Программки к спектаклю разложены ровными стопкам. Билетеры в строгих костюмах беседуют о своем. Мне как подмастерью выделили форменный жилет.

— Талантливый актер, талантливый режиссер — привычные словосочетания. А можно ли сказать талантливый зритель?

— Думаю, да, — отвечает главный администратор театра Елена Резвицкая. — Спектакль еще не начался, а я чувствую, как он пройдет, понаблюдав за зрителями. Бывает трудный зал, бывает хороший. Не все хотят и могут воспринимать интеллектуальные спектакли. Такие как, например, «Івона, прынцэса Бургундская» или «Маэстра». На мой взгляд, эти постановки удачные, но наполняемость зала не стопроцентная.

— А на какие аншлаг?

— Так однозначно не ответишь… Например, спектакль «Вечар» всегда собирает зал. Он как-то по-особому действует на зрителя. Некоторые плачут. На комедию «Вячэра з прыдуркам» хорошо билеты продаются. Фарс-водевиль «Пiнская шляхта», премьерная постановка Translations — аншлаговые.

— А вы смотрели спектакль «Вяселле» в постановке московского режиссера Владимира Панкова? — поинтересовалась у меня одна из администраторов зала. — Такой удачный! Но некоторые уходят, не досмотрев. Был случай, когда зритель требовал, чтобы вернули деньги за билет. Мол, я на Чехова пришел, а вы что показываете! Мало в Минске ставят экспериментальных постановок, поэтому публика не всегда готова их принять.

Спектакль «Вяселле» видела. И еще раз схожу. Сложный механизм режиссуры Панкова требует детального рассмотрения и пристального внимания. Есть чему удивиться, есть над чем подумать.

— А есть постоянные зрители, которых вы уже узнаете? — обратилась я к собеседницам, многие из которых работают в театре второй десяток.

Оказывается, не перевелись еще в Минске настоящие театралы.

— Помнишь, мужчина немолодой, один всегда приходит. Среднего роста, с усами. Он уже весь репертуар посмотрел, — напомнила одна сотрудница другой. — Или, вот еще пример, на спектакль «Больше, чем дождь» часто приходит молодой человек, который всегда дарит цветы Зое Белохвостик.

…На часах начало седьмого. Пора заканчивать разговоры и встречать пришедших на спектакль. Ведь театр начинается с билетера.

Рассекретили

Народ стал заходить компаниями. Билеты, как правило, протягивает кто-то один. Соотнести их число с количеством человек не успеваю катастрофически. Благо я только подмастерье.

— Да стойте вы спокойно! Главная помощь — не мешать, — строго говорит опытная билетер-контролер, глядя на мой растерянный вид.

Что ж, стою спокойно, приветливо улыбаюсь, как вдруг слышу:

— Ирина, здравствуйте! — рассекретил меня один зритель — авторитетный ученый, у которого я на днях брала интервью.

Пользуясь случаем, поинтересовалась:

— Часто в театр ходите?

— За минувший месяц на трех спектаклях с женой побывали. Хотя до этого в Купаловский ходил еще школьником. Так что впечатления о театре пришлось формировать с чистого листа. Признаться, не ожидал увидеть столь интересных постановок. И с юмором, и с глубоким смыслом.

Осознав, что билетер-контролер из меня никудышный, отправилась помогать администраторам зала. Программки продавать мне не доверили, а вот раздавать флаеры с репертуаром на следующий месяц — пожалуйста.

— Подскажите, а где ложа «A»? Мы в театре плохо ориентируемся, — обратилась ко мне молодая пара.
Как же это я не подготовилась?! Где ложа, я знаю, но вот «A» — справа или слева?

— У меня сегодня первый рабочий день… — извиняющимся тоном пролепетала я.

— Да ладно, мелочи, — подбодрили меня ребята и пошли искать свою ложу.

Занавес!

За залом, а заодно и происходящим на сцене наблюдала, сидя на кушетке у входа в партер. Молодежи было много. Почти все билеты выкупил Белорусский государственный институт информатики и радиоэлектроники. К культпоходам еще со школы отношусь скептически. Но на этот раз была приятно удивлена.

Бывалые театралы пришли не просто в Купаловский, а именно на народного артиста Беларуси Августа Милованова. В спектакле «Памінальная малітва», который купаловцы играли в тот вечер, у него главная роль.

Уж не знаю, что скажут профессиональные администраторы и сами артисты, но, по-моему, зал в тот вечер был хороший. Случалось мне бывать на спектаклях, где зрители аплодировали дежурно. Не потому что понравилось и хочется хотя бы своим рукоплесканием отблагодарить актеров — а просто из вежливости. На сей раз аплодировали не только после, но и по ходу спектакля — в ответ на юмор со сцены и сильные монологи. Мобильник в зале зазвонил всего один раз.

По пути в фойе услышала, как трое ребят делились впечатлениями:

— Я когда узнал, что название «Памінальная малітва», думал, будет очень уныло… А спектакль с юмором оказался, — удивлялся один паренек.

На этот раз диалог зрителей с театром состоялся. Но ведь бывает и по-другому. Когда сидишь, смотришь и не можешь уяснить, то ли это спектакль слабый, то ли просто ты сам что-то важное недопонимаешь. Может быть, умение отличить одно от другого и есть главная черта, присущая талантливому зрителю?