История любви

Мой киевский мальчишка…

Говорят, первая любовь хоть и не забывается, но редко перерастает во что-то серьезное. Проверить это Юля с Павлом не смогут уже никогда…

Они знали друг друга с раннего детства. Минчанка Юля каждое лето проводила у бабушки в живописнейшем уголке украинского Полесья. Лето в деревне — что может быть увлекательнее для детей! Тем более и компания по соседству нашлась отличная. Ровесник Юли Паша и его старший брат Виталий — киевляне — тоже приезжали на каникулы к бабушке.

Каждое лето проходило в веселых играх, которые, конечно, были типично мальчишеские. А еще купались в речке, ходили по ягоды и грибы, гоняли на велосипедах. По вечерам не могли расстаться. Это были беззаботные летние дни.

Шли годы, они взрослели. Общаться почему-то стало сложнее. 14-летняя Юля сначала удивлялась, а потом поняла — мальчишки соперничают из-за нее. Девушка долго не могла разобраться, кто же ей нравится больше: рассудительный кареглазый Виталик или импульсивный, временами резкий и колючий Пашка. Кокетничала с обоими — нравилось пробовать девичьи чары…

Но все же больше заглядывалась на Пашку — Юле нравились его выгоревшие непослушные вихры, огромные глаза, задорный смех…

Запомнился один эпизод: как-то после купания девушка переодевалась на берегу, прикрываясь полотенцем. И вдруг на нее налетел Пашка, будто случайно. Полотенце упало, и Юлька осталась в одних плавках. Павел весело рассмеялся, а она тогда покраснела, разозлилась и обиделась до слез. Юля не разговаривала с соседом несколько дней, но где-то в глубине души уже поняла, что сделала выбор.

На следующее лето ей пришлось долго ждать приезда друзей. Потом узнала: в их семье проблемы — разводились родители. Юля ждала, каждую пятницу вечером с надеждой выглядывала на дорогу: не покажутся ли знакомые белые «Жигули». Лишь в начале августа Паша с отцом приехали в деревню. Виталий же сдавал экзамены в техникум.

Те две недели останутся в памяти на всю жизнь. Еще в первую их встречу Юля поняла, что Паша очень изменился. Внешне по-взрослел, вытянулся, а вот внутренне закрылся. Развод родителей переживал тяжело. Юля не спрашивала ни о чем — понимала, что парню сложно говорить об этом, ведь ее родители развелись, когда девочке было всего пять лет.

Во время встреч Юля и Паша больше молчали. Ездили на велосипедах в другие села. Когда уставали, делали остановки прямо в поле — ели бабушкины коржики, которые Юля предусмотрительно брала с собой, пили сладкую газировку, купленную в сельпо. До сих пор ей помнится звенящий летний зной, пение птиц, запах трав… А еще — ощущение счастья, от которого просто летаешь.

…О любви не говорили. Слишком громкое это слово. Но Юля знала — между ними что-то есть, что-то особенное, что пока не имеет названия.

Как-то раз во время дальней велосипедной прогулки они сделали привал — посреди разноцветного луга. Паша насобирал букет, а Юля сплела из них венок… Потом они прилегли на траву у раскидистой вербы и, сморенные полуденным зноем, задремали. Когда Юля проснулась, то с удивлением обнаружила, что держит спящего Пашу за руку… Это был самый интимный момент в их отношениях.

В вечер перед отъездом они до темноты гуляли по старинной панской усадьбе на окраине деревни. Романтичной Юле хотелось клятв и признаний, но Паша по обыкновению молчал. Она чувствовала, что парень хочет ее поцеловать, но не решается, ведь для него это впервые, как и для нее. В момент расставания ее сердце, казалось, выскочит из груди…

На прощание она произнесла:

— Пиши…

— Ага, — сказал Пашка и, засмущавшись, поспешно ушел.

Юля тогда не знала, что больше они никогда не увидятся.

В ту зиму они писали друг другу. Она — длинные, подробные послания, он — короткие, сдержанные. Паша не умел выражаться красиво — ни на словах, ни в письмах. Но Юля читала между строк.

Ближе к весне письма прекратили приходить. Она волновалась, а через некоторое время узнала — бабушка Паши умерла. Его отец продал дом, который, к счастью, купили дальние родственники, и Юля надеялась, что сможет у них выведать что-то про Пашу.

Когда летом вновь приехала в деревню, то узнала, что Паша ушел в армию. Почему же не написал?

Письмо от него пришло только спустя полгода — какое-то сдержанное, если не сказать сухое. Юля ответила потоком упреков. На что пришел ответ: «А как ты представляешь наше будущее — ты в Минске, я в Киеве?..»

Юля тогда жутко обиделась. Разозлилась. Не ответила. Подумала — ну и пусть.

Прошло время, все потихоньку забылось. В 18 лет выскочила замуж. Вроде по любви. Муж был старше, но к семейной жизни оказался вовсе не готов. Да и Юля приняла страсть за любовь — не разобралась как следует в своих чувствах. Прожили три года и развелись.

Девушка решила начать жизнь заново. Поступила в институт, появились новые друзья. Ей был всего 21 год — так хотелось романтики, свиданий…. И почему-то начал снится Пашка… Тот последний вечер у ручья, звездное небо и запах трав…

В деревню она теперь ездила не каждый год. В последний приезд узнала, что Виталий женился и у него сын, а Пашка пока холост, работает дальнобойщиком.

Временами посещала шальная мысль — поехать в Киев, разыскать, а может, что и получится… Но кто она ему? Может, и не было ничего? Так, детство, показалось…

Тот душный день 10 июня она запомнила, потому что сдала очень тяжелый экзамен по латыни. Пятерка! Радоваться бы надо, а ей было не по себе. Однокашники предлагали отметить, но Юля не захотела, подумала — гроза надвигается, пойду-ка лучше домой. К вечеру небо затянуло тучами, но дождь так и не начинался.

…Ей снился сон. Они гуляли с Пашей по цветочному лугу. Он держал ее за руку, говорил: «Я все эти годы тебя ждал. Но мне сказали, ты вышла замуж». А потом он целовал ее. Такого счастья она, казалось, не испытывала никогда. Было четкое ощущение — наконец она нашла то, что искала всю жизнь. Но внезапно все изменилось — налетел ветер, пошел дождь, вокруг зашумели потоки воды. И Паша, который еще мгновение назад был рядом, исчез… Она звала его, но не слышала звука своего голоса, рыдала и пыталась его найти — тщетно…

Юля проснулась в слезах. За окном бушевал ливень. Она распахнула окно, вдыхая запах грозы, и дала себе слово, что найдет Пашу во что бы то ни стало. На следующий же день отправила письмо в Киев по старому адресу. Ответа не последовало.

Поехать к бабушке у нее получилось только спустя два месяца. Сразу пошла к соседям — узнать что-нибудь о Паше.

— Пашка погиб, — услышала она. — Разбился в автокатастрофе. Ночью. В дождь. Где-то два месяца назад…

Точную дату его гибели уточнять было не нужно. Она и так знала.