Деловой завтрак

Каштан в рассоле

Городские озеленители не первую неделю в центре внимания. Неудивительно:
в разгаре месячник по благоустройству столицы. Сегодня специалистам приходится заниматься не только созданием красочных цветочных композиций, преображая газоны и клумбы, но и сносом, пересадкой отживших свое исполинов. Картина, увы, ежегодная, и причина известная: противогололедные смеси. Почему Минск не отказывается от посадок вдоль магистралей, каков древесный фонд столицы? Об этом и не только беседуем с нашим гостем — генеральным директором УП «Минскзеленстрой» Игорем Кушнеревичем

— Почему все-таки Минск не отказывается от посадок вдоль магистралей? Неужели это умалит наш авторитет зеленой столицы?

— Нормы городского озеленения с пресловутой защитной полосой были приняты еще в 90-х годах прошлого века. Но, к сожалению, действуют и поныне. По возможности стараемся что-то менять, пересаживать деревья за тротуары — там, где это можно сделать. Даже если на четыре метра удаляем от проезжей части — уже существенно продляем жизнь растениям. В идеале, конечно, они должны находиться на шести-восьмиметровом расстоянии. Хорошо, что стали делать технический тротуар — кажется, маленький бортик, но на нем оседает много соли, за счет чего смягчается ее действие на деревья.

Постоянно работаем над этими проблемами с Комитетом архитектуры и градостроительства Мингорисполкома. Недавно приняли совместное решение — часть деревьев с проспекта Независимости все-таки убрать за пешеходную дорожку.

— А что подсказывает опыт коллег в той же Москве, общее же советское прошлое?..

— У них те же проблемы, ведь развивались вместе. Но в Москве — мы недавно там были — такого жесткого контроля над озеленением и благоустройством, как у нас, нет. В результате деревья зачастую вырубают самовольно. Раньше существовал «Зеленстрой» — один на всю Москву. Сейчас там на подряде и частные конторы работают. Многие из них приходят на один год, забирают бюджетные деньги и уходят. Естественно, с таким подходом итог будет плачевный.

— Кроме влияния солей, какие еще проблемы с зелеными легкими города?

— Как и у любого живого организма, у них есть болезни. И мы, как доктора, сначала выявляем заболевание (четыре года мечтали создать агрохимическую лабораторию, наконец-то она есть), а затем лечим — этим занимается станция защиты растений. Ведь Минск — мегаполис, и свое губительное влияние оказывает транспорт, конечно, не столь сильное, как соли. Но мы стараемся сохранять наш древесный фонд, не доводить «до топора». Больные деревья выкапываем и пересаживаем туда, где можем полностью реанимировать.

Есть, правда, тяжелые болезни. Например, цитоспороз — подобие рака, когда кора отслаивается и засыхает. Поскольку основное сокодвижение идет по стволу дерева около коры, при ее отсутствии растение не получает питательных веществ, влаги и в конечном итоге к зиме приходит в ослабленном состоянии, а после воздействия солей погибает.
Поэтому и нужна санитарная рубка. Недавно на встрече с общественностью Первомайского района поднимался вопрос о Севастопольском сквере. Понятно, люди не хотят, чтобы деревья сносили. Но некоторые мы обязаны убрать. Тополя, которым уже больше 80 лет, подвержены заболеваниям. Они в любой момент при усилении ветра могут сломаться, упасть на припаркованный автомобиль или, не дай бог, на прогуливающегося человека.

— Сколько всего в Минске деревьев? Кто подсчитывает древесный фонд белорусской столицы?

— В Минске растут около 840 тысяч деревьев, это общее число, включая те, которые находятся в наших дворах. Каждый парк, сквер имеет паспорт, в котором четко прописано количество растений. Если дерево сносится — выбывает оно и из паспорта. Подсчет ведем дважды в год. Собираются данные поквартально, а уточняются каждые полгода — 1 января и 1 июля.

— Столичные клумбы уже зацвели. Недоверчиво, с опаской пробиваются ранние городские цветы. Как много их будет в этом сезоне?

— Еще осенью высадили примерно 160 тысяч луковичных растений. Их мы и видим — тюльпаны, нарциссы, гиацинты. 85 тысяч анютиных глазок, или виол, появятся в этом месяце на городских клумбах. Самыми многочисленными будут однолетники — тагетесы, петунии, сальвии, гератумы, бегонии и другие — 2 миллиона 65 тысяч штук — из них создадим красочные ковровые композиции по всему городу. И, конечно, не забудем о королеве цветов — розе. Эти красавицы распустятся в уже привычных местах розариев.