Столичный провинциал

Забьем «козла»?

Ранее не было в городе двора, где не стоял бы деревянный, сколоченный кем-то кривенький стол. Именно тут собирались в свободное время мужчины и играли в домино

Особой удалью считалось врезать черными костяшками по доскам так, чтобы слышно было во всем районе. Может, поэтому и называлась забава «забить козла». Стояли такие игровые столы в строительных бытовках, в заводских раздевалках, в парках и скверах на просторах всей необъятной страны. Да и сейчас, пусть не так повсеместно, в домино продолжают играть.

Играют в основном «на интерес», но накал страстей неподдельный. Сколько эмоций, какая «терминология»! И, что ни говори, живучесть игры определил именно азарт. Хотя людей, по-настоящему зависимых от игры в домино, никто не встречал. Так, повод для безделья и незатейливого застолья с тяжкими последствиями. Бывают, правда, и исключения, когда к этой игре относятся, как к спорту. Наблюдал я в парке имени Челюскинцев, как собираются интеллигентные пенсионеры в белых рубашках и проводят турнир. Чинно, благородно, спокойно.

Еще недавно считалось, что наш человек никогда не пристрастится к азартным играм, которые общественно порицались и карались по закону. Игра в бильярд на деньги – штраф, в карты – мошенничество и соответствующие статьи в Уголовном кодексе.

Играли, конечно, и на деньги, но скрытно, осторожненько и совсем не массово. Закон рано или поздно настигал людей, которые сделали это своей профессией. Уголовный жаргон окрестил их «каталами». И «катали» они честных, но азартных граждан, в промежутках между отсидками в местах не столь отдаленных. Южный берег Крыма, Черноморское побережье от Сочи до Сухуми, поезда дальнего следования были зонами повышенной опасности. Среди населения случаи тяжелой игровой зависимости были редкими. Если кто и срывался в омут азартных игр, то коллектив и семья при помощи месткома и правоохранительных органов быстренько возвращали блудных сыновей к нормальной жизни и трудовым будням.

Совсем другое дело игровые автоматы и казино. К этой напасти мы оказались не готовы. И произошло все как-то быстро, почти незаметно и как-то само собой. Игровая зависимость на территории бывшего СССР превратилась в настоящую эпидемию. Зависимость от различных видов игр получила название «лудомания» (от латинского слова lud – «игра»). Первыми спохватились наши соседи в России.

Распространение инфекции соседи упредили, закрыв места массового поражения граждан – казино и игровые клубы. Правда, поздновато спохватились, хотя лучше поздно, чем никогда. Определили наши соседи несколько «злачных» территорий и там разрешили строительство игровых заведений. Предполагаемого ажиотажа, однако, не случилось. А зачем осваивать чисто поле, когда под боком есть благоустроенные города и даже страны. У меня данных статистики нет, но в нашем городе на отрезке от улицы Немига до завода холодильников уже расположились шесть казино и игровых клубов. А этот путь можно пройти пешком всего за полчаса. Заведения на любой вкус и кошелек: от примитивных и убогих автоматов на входе в гастроном в ста метрах от школы, до вполне представительного казино, работающего днем и ночью.

Наверное, в казну стало поступать больше сборов от этого вида развлечений. Но признаемся себе: кто из нас хотел бы услышать от своих близких, что сегодняшний вечерок они будут коротать в игровом заведении? Не думаю, что найдутся желающие отправить своих детей в казино с напутствием: «Сегодня, сынок, много не проигрывай, папе задержали зарплату». Совершенно точно, что в этот раз некоторым не хватит никакого иммунитета против этой заразы, и получим мы не эпидемию, а пандемию с модным названием «лудомания». А ведь рулетка менее интеллектуальное занятие, чем игра в домино. Тот же способ убить время, но уже за деньги, иногда очень большие деньги. А игровые автоматы и вовсе откровенный способ оболванивания граждан.

Если и дальше так пойдет, то скоро из каждой подворотни под аккомпанемент рулетки зазвучит знакомое до боли: «Забьем козла!!!!» Только кто в этот раз выступит в роли предназначенного на убой?

По данным Национального научного центра наркологии Минздрава Российской Федерации лудомания лечится труднее, чем алкоголизм и наркомания, а ее социальные последствия могут быть более тяжелыми. Точной статистики нет, но полагают, что в России лудоманов не менее полумиллиона человек, и число их неуклонно растет. Основной признак – постоянное участие в азартной игре, которое продолжается или часто повторяется, несмотря на социальные последствия – обнищание, нарушение общественных, внутрисемейных взаимоотношений и расстройство личной жизни.