Московский район

«В бою солдат не думал о наградах»

Единственный в Беларуси полный кавалер ордена Славы трех степеней живет сегодня в Московском районе. В минувшую среду заслуженному ветерану Виктору Ветошкину вместе с другими участниками Великой Отечественной войны торжественно вручили юбилейную медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Мероприятие проходило в средней школе № 105. Поздравить ветеранов пришли представители администрации и военного комиссариата Московского района. С музыкальным приветствием к гостям обратились школьники. А после состоялась наша беседа с Виктором Дмитриевичем.

Начало

…Во время войны он был старшим сержантом. Командовал минометным расчетом, с матушкой-пехотой дошел до берегов Эльбы, брал Берлин.

— Детство провел в Гомеле, — делится ветеран. — В стране начиналась масштабная индустриализация и многое тогда было в новинку: трактор вместо лошади на поле, первое радио и лампочка Ильича. Жили мы одной мечтой о счастливом будущем… Планы нарушила война. Уже в первые дни гомельчане отправлялись из города рыть окопы, стали говорить о необходимости создания партизанских отрядов. Начались эвакуация в тыл и параллельно мобилизация в армию.

Матушка-пехота

На фронт он попал в 1943-м, когда исполнилось восемнадцать. Не может забыть Виктор Ветошкин о сражениях на белорусской земле, освобождении Могилева, форсировании Днепра… Тяжело приходилось, когда с марша сразу отправляли в бой.
— В начале войны не хватало боеприпасов, — отмечает Виктор Дмитриевич. — Патроны выдавали под счет — десять единиц на брата, причем даже стреляные гильзы требовалось возвращать. Ситуация изменилась, когда вовсю заработали заводы, эвакуированные вглубь страны из районов Белоруссии, России, Украины. Лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!» работал отменно. Дисковые автоматы ППШ мы стали получать взамен винтовок Мосина в районе Слуцка. Уже тогда, бывало, попросишь у старшины патрончиков, а он в ответ: «Бери, солдат, вон ящики стоят».

Служить в пехоте, по словам Виктора Ветошкина, было ох как трудно. Все передвижения пешком, подошвы не выдерживали — отрывались на ходу. Приходилось привязывать их проволокой к сапогам. Гимнастерки рвались на плечах от соли, выступающей вместе с потом.

Перелом

— После завершения Бобруйской операции, когда противнику здорово досталось, мы двинули в сторону Минска, — продолжает ветеран. — Шли быстро — на отдых отводилось минимум времени. Поэтому спали на ходу — товарищи сбоку подхватывали под руки и вели, чтобы не упал. Кроме винтовки или автомата приходилось нести на себе скатку, саперную лопатку, противогаз. Давали вес и гранаты-лимонки, которыми запасались впрок.

— Однажды довелось наблюдать, как небольшая группа охранников вела колонну из 300-400 плененных фашистов, — продолжает Виктор Дмитриевич. — Спрашиваем у ребят: «А фрицы у вас не разбегутся?» Они отвечают: «Куда им деваться с нашей-то земли!» Словом, народ воспрянул духом и погнал фашистов, которые еще недавно шли на восток с засученными рукавами под звуки губной гармошки, а теперь кричали из окопов: «Гитлер капут!»

Освобождение

— Приходилось и врукопашную ходить, — рассказывает ветеран. — Серьезная стычка с врагом произошла в районе Пуховичей, когда часть вырвалась вперед и в результате осталась без тыловой поддержки. Закончились патроны, а фрицы так и норовят прорвать кольцо: выстроились в восемь шеренг и на нас. Тогда командир полка решил вызвать огонь «катюш» на себя. Признаюсь, тогда стало обидно: ведь Минск совсем рядом и неужто свои перекосят огнем? К счастью, все обошлось. «Катюши» дали залпы и смешали опушку леса с землей. Ветер развеял дым, и мы с криками «ура» бросились в контратаку.

Чем не герой?

Орден Славы — почетнейший знак отличия, которого могли быть удостоены солдаты, сержанты и старшины, а также младшие лейтенанты в авиации за личный подвиг в боевой обстановке. Причем награждение проводилось последовательно — сначала орденом 3-й степени, затем 2-й степени и наконец 1-й. Основания для присвоения и порядок выдачи награды напоминают статут солдатского Георгиевского креста дореволюционного времени. Более того, даже ленточка ордена Славы черно-оранжевая — георгиевская!

Орден Славы 3-й степени Виктор Ветошкин получил в конце 1944-го за форсирование Вислы. Заслужить эту награду было очень трудно — по статуту ее достойны, например, те, кто первым ворвался с боем в расположение противника, рискуя жизнью, спас в сражении командира, в минуту опасности уберег знамя части. Полными кавалерами ордена Славы в годы Великой Отечественной войны стали около двух с половиной тысяч воинов, в том числе четыре женщины. Четверым обладателям этих наград присвоено звание Героя Советского Союза.

— Готовились к переправе через Вислу на плотах, — говорит ветеран. — Я отправился к противоположному берегу в первой десятке. Высадились на берег, и тут началась резня… О наградах тогда особо не думали. Волновало одно — всеми силами выжить и победить.
Второй орден Виктору Дмитриевичу вручили за форсирование Одера и расширение плацдарма, третий предназначался за Берлинскую операцию. Но получил его только через 27 лет.

Автограф на рейхстаге

«Гомель. Ветошкин. Мильча» — эту надпись Виктор Дмитриевич оставил на гранитной стене рейхстага.

— Мильча — это деревня, в которой жил, — замечает он. — Когда мы подошли к рейхстагу, он был уже частично очищен от врагов. В Берлине долго не задержались — отправились на Эльбу для соединения с американскими войсками. А потом узнали, что война закончилась. Какое это было счастье! Ликовали все — и русские, и американцы. Казалось, даже деревья у реки и те радовались Победе.

По возвращении в Гомель Виктор Ветошкин до выхода на пенсию работал цинкографом в типографии. Сегодня живет в Минске. Так уж совпало, что День Победы для него — праздник вдвойне: 10 мая отмечает еще и день рождения. В этом году ему исполнится 85.