Город и молодежь

Дети подземелья

В толпе прохожих их сложно заметить. Экстремалы стараются не афишировать свое занятие. По зову души они спускаются под землю и наслаждаются зеркальным городом. Их величают диггерами

— Возьмите меня с собой поблуждать по минской канализации! — жалобно выпрашивала я у исследователей подземного мира каменных джунглей.

— Девушка, это вам не экскурсия по зоопарку! — порывались устрашить меня «кроты».

— А я не боюсь ни темноты, ни крыс, — сходу нашла убедительные аргументы.

— Старая удобная одежда, высокие резиновые сапоги, строительная каска и фонарик, — по-командирски огласила новая знакомая перечень необходимых вещей, так сказать, джентльменский набор диггера. — Завтра ваш дебют. Синоптики обещают теплый денек.

Спуск в «преисподнюю»

— Дарья Свобода, — называет свою кличку с виду хрупкая девушка-диггер и протягивает мне руку. — Будешь медленно спускаться за мной.

— И давно ты проливаешь свет в подземное царство? — судорожно глотая свежий воздух, с опаской ныряю в длинный темный тоннель вслед за бесстрашной провожатой.

Дарья, студентка одного из столичных вузов, уже четыре года периодически погружается в абсолютную тишину, подальше от чужих глаз и шума. Еще в школьные годы девушка увлекалась постиндастриалом (в переводе с английского — «постпромышленный»). Это рискованные вылазки к заброшенным и обветшалым зданиям. Часами бродила среди одиноких великанов. А однажды экстремалка с подругой-единомышленницей умудрилась прогуляться по минской коллекторной галерее.

Захотелось острых ощущений и незабываемых приключений. С тех пор Дарья Свобода — пленница подземного царства.

— Родители не сразу догадались, чем занимается их чадо. Узнали про диггерство только спустя год. — Тусклый фонарь Дарьи освещает сонное нутро тоннеля. — Забили тревогу: мобильный телефон не отвечал. Являлась домой в испачканной одежде и порванной обуви. Но ничего со мной поделать не смогли, смирились с неординарным увлечением. Хотя каждый раз сходят с ума, как только намечается очередной спуск. Крепче держись! Голову береги!

Безголосая тишина больно ударяет в уши. Тошнотворное «благоухание» подземки въедается в кожу. Отдает прелостью. С непривычки трудно дышать. Стелется густой противный туман. Влажными ладошками цепляюсь за холодную извилистую лестницу. Ржавые тонюсенькие ступеньки-скобы хрипло скрипят под дрожащими от усталости свинцовыми ногами.

— Еще не передумала? — читая дикий страх в моих глазах, интересуется Даша и тут же обнадеживает. — Для «заброса» я выбрала самый примитивный маршрут для новичка. Ужаснее всего застрять в проходе узкой трубы. Поэтому для успешного спуска и подъема как воздух нужна хорошая физическая подготовка.

Перевернутый мир

— И нервы железные, — отдышавшись, шлепаю по слякотному болотцу и с подозрением оглядываюсь по сторонам. — Я слышу чьи-то шаги.

Девушка показывает, что кроме нас здесь больше никого нет. Гордое одиночество скрашивают лишь постоянные обитатели подземного города — летучие мыши, крысы, пауки.

— Новобранцы первое время под землей ощущают себя непривычно, — старается меня хоть как-то подбодрить Даша.
Говорят, мания преследования как тень плетется за новичками. Человеческие голоса звучным эхом теряются в продолговатой трубе. У некоторых сдают нервы. Поэтому спускаться на глубину одному категорически запрещается.

После получасовой прогулки по минским канализационным сетям спина, руки и ноги немеют. Возникает навязчивое желание присесть и отдохнуть. Искренне поражаюсь выдержке девушки-диггера. Даша бодро перешагивает через валяющийся хлам и еле слышно напевает под нос мелодию из советского мультфильма. Девушка-гид чувствует себя в замкнутом подземном пространстве по-домашнему.

— Погода сегодня порадовала. Синоптики не подвели. — В диггерской практике был такой случай: мы вынуждены были экстренно эвакуироваться из подземной речки. Из-за проливного дождя образовалась коллекторная волна богатырской силы, она смывает все на своем пути. Шансы спастись в такой момент ничтожно малы. Мы чудом остались живы. В последнюю секунду услышали гул приближающейся воды и буквально выпрыгнули из люка как ошпаренные. Еле ноги унесли.

От услышанной истории я чуть было не впала в ступор:

— И много ты знаешь девушек-диггеров?

— Голову не расшиби! — неожиданно дернула меня за грязный рукав Даша.

В свете фонарика я заметила невысокий проход в каменный цилиндр. По зеленоватым стенкам свисали, как грозди спелого винограда, причудливой формы сталактиты.

Свет в конце тоннеля

— Подземная речка Немига — золотое кольцо в маршруте многих диггеров. Здесь первые неуверенные шаги делала и я, — вспоминает провожатая. Путешествие по каменным джунглям подходило к концу. По дороге Даша живо рассказывала анекдоты и байки из жизни диггеров.

— Кто-то спускается под землю за очередной дозой адреналина; кто-то, начитавшись приключенческой литературы, бросается на поиски несметных сокровищ, — улыбается она в полумраке. — Мне безумно нравится этот мир — настоящее зазеркалье. Потому что здесь я могу увидеть глубоко спрятанную сторону большого города.

Стиснув зубы, из последних сил карабкаюсь по отвесной лестнице к лучам солнца.

— Держись крепче! — махом отбрасывает крышку люка Даша и дает дружеский совет. — Несколько минут от солнечного света режет глаза. Немного кружится голова. А ты молодец! Боевое крещение прошла.

Легкие разрываются от избытка кислорода. Ноги отказываются повиноваться.

— Диггер — состояние души, — роняет напоследок провожатая и растворяется в толпе прохожих.

Вяло плетусь на четвертый этаж. Переступаю порог квартиры — и прямиком под бодрящий душ. Прохладной водой смываю прелый запах подземелья. Напоминание о спуске — намозоленные до крови пальцы рук. Полученных эмоций, кажется, хватит на целый год.

Но, несмотря на опасности, которые поджидали нас на каждом шагу, меня снова манит подземный мир каменных джунглей.

Холодный и таинственный.

Анастасия ЗАЙРАТЬЯНЦ,
студентка Института журналистики БГУ