Далекое-близкое

Труп в колодце

Раннее утро. На Ново-Красной улице (ныне улица М. Танка) уже кипела жизнь: мужчины спешили на работу, а их жены хлопотали по хозяйству

Возле дома Гозенпуда у колодца, из которого многие жители этой улицы брали воду, была уже небольшая очередь. Женщины весело болтали, пока первая из них, скрипя воротом, доставала ведро воды.

— Никитишна, — сказала она. — Погляди — что с водой такое? Мутноватая она.

— Да не знаю, — ответила ей соседка. — Кажись, вода как вода. Небось, ты сама и подняла муть. А теперь и нам придется такой воды набирать.

— Да ты погодь кричать, — вступилась за свою подругу Авдотья. — Ночью лихачи на своих кибитках по улице грохотали, вот пыли и наподнимали.

— Иди сама набери воды, а мы посмотрим.
Растолкав соседок, женщина подошла к колодцу, опустила ведро и медленно, стараясь не ударить о плиты, подняла.

— Ну, глядите. Чище она той или нет?

Все столпились у ведра. Было высказано немало версий, от поднятия уровня грунтовых вод из-за дождей, до шалости мальчишек, бросивших в колодец ради интереса камень.

— Ой, бабоньки! Кажется, в воде кровь…

К колодцу начали стягиваться зеваки. Один из мальчишек побежал за полицией. Полицейский посмотрел в ведро, осмотрел колодец: в его успокоившейся глади лишь отражалось небо. Попросил принести багор. С замиранием сердца все следили за тем, как страж правопорядка ищет что-то в колодезной глубине.

— Разойдись, — вдруг скомандовал он. — Да принесите кто веревку.

Толпа хлынула к колодцу: там был труп. Его извлекли из воды и положили неподалеку.

— Так это же Васька, — раздался крик. — Сын бывшего городового Градовича…

Толпа пуще прежнего зашумела.

Вскоре на месте происшествия было не протолкнуться: сюда приехали минский полицмейстер Соколов, начальник сыскного отделения Иллюкевич и десяток следователей. Опросили соседей, которые припомнили, что вчера вечером его видели с компанией закадычных друзей. В течение получаса их задержали и привезли на Ново-Красную улицу. Оказалось, что в тот вечер они перебрали спиртного и горланили песни. Повздорили с Василием, и завязалась драка. Такое было не впервой: они часто колотили друг друга по вечерам, а на следующий день мирились за графинчиком беленькой. Вспыльчивый Градович вначале попытался драться сразу с тремя, но увидев, что силы неравны, пустился бежать. Друзья бросились за ним в погоню, но потеряли беглеца из виду. Со спокойной душой, что завтра он явится с повинной, разошлись по домам.

Оказалось, что пробегая около дома Гозенпуда, Василий увидел колодец и решил спрятаться в нем…

P.S. В тот же день едва не случилась новая трагедия. После того как труп Василия Градовича извлекли из колодца, сын домовладельца Гозенпуда отправился его прочищать. Соседские мужики обвязали его веревкой и аккуратно спустили в колодец.

Неожиданно веревка оборвалась, и юноша, не умеющий плавать, свалился в холодную воду. Лишь по счастливой случайности рядом оказалась веревка, на которой доставали несчастного Василия Градовича. Ее тут же бросили утопающему, еле державшемуся за стенки колодца, и вытащили несчастного наверх.