Территория закона

Когда мертвецы воскресают…

Убийца иранского студента почти 15 лет числился у нас умершим и преспокойно жил в Москве под чужим именем и фамилией

Глаз да глаз

– За мной следят, точно говорю, – уверял Василия* Хэмати, иранский студент, с которым они совсем недавно познакомились, но уже успели подружиться. – Даже могу тебе машину показать, которая за мной постоянно ездит. Уже несколько недель. Ты веришь мне?

– Ну… Честно говоря, не знаю, – растерялся Василий от неожиданного заявления приятеля. – Зачем кому-то следить за тобой? Да еще неделями!

– А кто их знает, – пожал плечами иранец. – Но точно знаю: следят…

На самом деле в словах Хэмати не было ни капли паранойи, как в тот апрельский вечер 1995 года показалось Василию. За иранцем действительно следили, тщательно, постоянно и совсем не две недели – месяц! Во сколько и куда ходит иностранец, с кем общается, как одевается – все было интересно 35-летнему Степану Сулкевичу и его ровеснику Антону Маловскому. Именно они неустанно подмечали все нюансы жизни иранца в белорусской столице. Надо сказать, интересовал приятелей Хэмати исключительно с финансовой точки зрения: общий знакомый иностранного студента и приглядывающих за ним как-то рассказал Степану о несметных богатствах восточного Буратино, которому родители каждый месяц присылали в Минск большие суммы. А их и Сулкевичу, и Маловскому как раз недоставало – оба нигде не работали, но были людьми семейными. У жены Степана совсем недавно ребенок родился, а Антон вот-вот готовился стать молодым отцом.

План наблюдателей относительно Хэмати был прост и, что было важно для обоих, сулил огромную прибыль: оглушить студента, когда тот войдет в подъезд дома, где снимал квартиру, ограбить и угнать шикарную по тем временам машину «Мерседес-Бенц».

– Так, смотри, машину этот Буратино ставит под окнами. Это хорошо, меньше проблем, – радовался после первого же дня слежки Степан. – Ключи заберем в подъезде: сначала оглушим, потом свяжем парня, если надо. У меня как раз бита есть – по голове шарахнем этого студентика. Останется только его машину толкнуть куда-нибудь за бугор.

– Я уже нашел человека, который поможет, – подмигнул подельнику Антон. – Сначала «Мерс» перегонят в Новополоцк, а оттуда в Питер. Покупатель тоже есть. Дает пять тыщ баксов. Две из них парнишка берет за свои услуги по перегону, остальное – нам.

– А не жирно парнишке? – зло бросил Степан.

– В самый раз, – успокоил его приятель. – Пойми, это же риск! Человека на границе запросто замести могут. Это мы с тобой здесь останемся и будем шиковать, а парень сильно рискует…

Вечер «Икс»

К подъезду, в котором Антон и Степан собирались ограбить иранского студента, они приехали заранее. С увесистой дубиной в руках Маловский ждал жертву больше часа.

– Идет, – коротко бросил около полуночи высматривавший Хэмати в окно Степан.

Антон бросился к входной двери в подъезд, попытался ударить студента дубинкой в солнечное сплетение, но промазал – угодил в руку. Иранец закричал и стал звать на помощь. Тут же к нему подбежал Степан и, в считанные секунды отняв у подельника биту, стал с остервенением бить студента по голове…

Читайте также:  Встречное движение

– Ты чего? Он же умрет! Мы так не договаривались… – начал истерику Антон.

– Рот закрой! – цыкнул Степан. – Бери его за ноги, понесем к лифту на второй этаж.

Маловский молча подчинился. Уже возле лифта окровавленного Хэмати обыскали: из карманов забрали ключи от квартиры и машины, сняли золотые украшения, прихватили с собой немного найденных у иностранца денег и дорогой дипломат. По лестнице добежали до восьмого этажа, открыли жилье, что снимал иранец, по-быстрому сложили в стоявшие в комнате чемоданы все более-менее ценное, что попалось на глаза: аудиоаппаратуру, видеомагнитофон, радиотелефон, музыкальный центр, газовый револьвер, пневматическую винтовку и зачем-то прибор ночного видения.

– Грузи все в машину и погнали, – скомандовал Степан.

– Ключи у тебя, тебе и заводить, – возразил Антон.

С чемоданами парочка спустилась во двор, Сулкевич открыл дверцу заветного «Мерседеса» – послышался писк сигнализации.

Степан выругался и попытался утихомирить ее, но так и не смог этого сделать.

– Бежим, – крикнул Антон, услышав голоса приближающейся полуночной компании.

Иномарку в тот вечер угнать так и не удалось. Впрочем, в другой день – тоже. Наутро мертвого иранского студента нашли соседи и сообщили об этом в милицию. Уже через несколько часов после этого Антон и Степан от все тех же общих друзей-наводчиков узнали, что избитый ими иностранец не выжил.

Мертв по собственному желанию

От тюрьмы убийцы сбежали… в Москву. Перед этим продали за бесценок украденные вещи знакомому перекупщику и, оставив жен с детьми в Минске, двинулись в Первопрестольную. Правда, через месяц Маловский вернулся в родной город – здесь у него была любовница, на которой тот хотел жениться. Правда, со свадьбой пришлось повременить: Антона милиция задержала за разбой, который тот умудрился учинить сразу же после приезда в Минск. О том, что мужчина причастен к убийству, следователям тогда выяснить не удалось.

Степан же в белорусскую столицу возвращаться не собирался. Добыл себе паспорт на чужое имя и преспокойно жил, представляясь всем вокруг коренным москвичом. О жене и маленьком ребенке не вспоминал. Та некоторое время ждала исчезнувшего супруга, а потом подала заявление в суд, чтобы Степана признали без вести пропавшим. Через три года того и вовсе посчитали умершим, на что госпоже Сулкович выдали соответствующие документы. Так Степан для многих перестал существовать. Для многих, но не для сыщиков, которые почти 15 лет искали убийц иранца. Следователи догадывались, что беглец где-то скрывается. Вот только никак не могли вычислить, где конкретно. К разгадке подтолкнула… супруга Степана. После получения официального признания мужа умершим она перебралась на короткое время в Могилев, а затем в Москву, где и осела.

…Задержали Степана в Первопрестольной, когда тот выходил из подъезда. Он появлению милиционеров несказанно удивился, ведь за полтора десятка лет успел уверовать в свою безнаказанность.

*Имена и фамилии изменены.