Партизанский район

Такое общее житье

С незапамятных времен в городах существовали общежития для пришлых, хотя именовались они по-разному: помещения для гладиаторов, казармы для солдат, бараки для рабочих, наконец общежития

Минск не исключение. Его послевоенные бараки не просто вмещали в себя нужных городу строителей, слесарей, пекарей, разнорабочих, но и служили комфортабельным домом, в котором по сравнению с землянками на местах сожженных деревень и поселков было тепло, сухо, спокойно. Ну а койко-место в кирпичном многоэтажном общежитии становилось счастьем, не говоря уже о комнате, что доставалась иногда везучим молодоженам. Эти люди получили квартиры, их места в общежитиях ныне занимают другие.

Так, около 10 тысяч человек живут в 29 рабочих общежитиях Партизанского района.

Передовики на Передовой

Чтобы здания общежитий служили счастливым приютом столичным новичкам, их нужно ремонтировать, реконструировать, оснащать новой бытовой техникой. Как это и происходит в общежитии предприятия ОАО «Минскжелезобетон» на улице Передовой.

Встреченная у крыльца этого дома молоденькая женщина на вопрос, как ей здесь живется, ответила, не задумываясь: «Хорошо!» Поразмыслила и уточнила: «Очень-очень хорошо!»

Недавний ремонт проведен с применением отличных материалов. По последнему слову техники оборудованы кухни, санузлы, душевые, детская игровая и спортивная комнаты, прачечная со стиральными машинами-автоматами, сушилки, гладилки. Как придумка заведующей с тридцатилетним стажем Валентины Атцецкой — огороженная аккуратной крашеной сеткой заасфальтированная площадка на заднем дворе с калиткой на замке. Здесь, не нарушая дворовой эстетики, можно развесить выстиранное белье, не опасаясь за его сохранность. В вестибюле на видном месте телефоны руководителей предприятия — звони, советуйся, предлагай. Они в курсе всех забот общежития.

Отстающие рядом

Но… Хорошо тому предприятию, у которого общежитие одно. И денег в достатке. Бывает иначе: в казенной комнатушке интерната люди растят детей, а то и внуков, старятся. Безрезультатно ждут квартиру, раздражаются, жалуются, судятся. Здания ветшают, полы гниют, крыши текут, трубы ржавеют. Предприятие, обремененное почти десятком подобных строений, а иногда и убыточным производством, кредитами, порою не в силах сделать подобающий ремонт, расселить недовольных, помочь в решении квартирного вопроса. Тогда пытаются сдать дом хотя бы в аренду, рассредоточив жильцов по другим зданиям. А люди не желают выезжать. Они прожили здесь десятки лет, вырастили детей, часто у них не койко-место, а 2-3 комнаты, и понимают, что, согласись они на переселение, получат комнатушку в таком же общежитии, где-то будет поставлена галочка об изменении их жилищных условий, а помощи в строительстве дешевой квартиры не дождешься. Тем более некоторые уже и место работы поменяли или ушли на пенсию. Потому сопротивление долгосрочного очередника переезду, ремонту считают способом напомнить о себе, заявить о правах и ожиданиях.

Подобная ситуация складывается в общежитии № 8 МТЗ, расположенном в невысоких домишках все на той же улице Передовой. Хотя внешне здания выглядят неплохо — фасады покрашены, лужайки скошены. 111-й дом признан нежилым, верхний этаж сдан под офисы. А несколько семей на первом этаже не хотят выезжать. И их можно понять…

Как и тех, кто живет в общежитии завода автоматических линий на улице Фроликова. Четырехэтажное кирпичное, с толстыми прочными стенами, фигурно оштукатуренное, с арочными окнами и высокими потолками здание расположено в хорошем месте — недалеко центр, близко магазины, школы, рынок. И, несмотря на то, что общие расходы с уменьшением жильцов превращаются в солидную сумму и кладутся на плечи оставшихся, они просят выселить их последними, чтобы еще хоть чуточку пожить в доме, ставшем родным.

А что же дом? Будет продан, разрушен, передан на баланс городу? Или найдется инвестор с приемлемыми условиями? Неизвестно.

Варианты

В этой ситуации остается только еще раз поблагодарить руководство страны за сохраненные предприятия, которые продолжают заботиться о жильцах и являются гарантами их хоть и относительного благополучия.

А ведь бывает иначе.

Моя знакомая, одинокая женщина, до пенсии работала на заводе коммунальной техники в Санкт-Петербурге. Потом завод закрылся, был продан и снесен новым хозяином. Общежитие с жильцами осталось «ничейным», людей начали выселять в никуда. Руководство города вынуждено было принять специальное решение и позволить обитателям этих зданий приватизировать комнаты в общежитиях.

Повторяю: у нас, слава богу, этого не случилось, но какой-то налет беспризорности общежитий для рабочих в городе существует. Да, они принадлежат предприятию. И хорошо, если у последнего есть деньги, а еще лучше коммунальный отдел и ремонтный цех. А если завод не может достойно содержать жилье? Ведь неспроста отошли к городу ведомственные садики, спортивные и культурные объекты. Общежития тяжкой ношей повисли на старых хозяевах и не нашли новых. Кто, по-вашему, курирует их в районных администрациях? ЖРЭО? Ошибаетесь. Отдел идеологической работы. Конечно, идеологи могут провести семинар с воспитателями или конкурс чистоты, организовать лекцию или концерт. Но решить вопросы ремонта, благоустройства — вряд ли. Тем более что имеет место географическая разобщенность хозяина с подчиненным. В том же Партизанском районе живут работники завода имени Вавилова, относящегося к Первомайскому. В Первомайском размещается общежитие завода автоматических линий, чья метрополия в Партизанском. То же заботливое ОАО «Минскжелезобетон» прописано в Заводском…

P.S. Такое наблюдается по всему городу. И поневоле напрашивается вопрос: а почему бы не сделать общегородское подразделение, которое взяло бы на себя функции управления всеми рабочими общежитиями города и имело бы фонд отчислений от предприятий, от платы за жилье и резервный запас койко-мест? Была бы установлена очередность ремонтов и зависела бы она не от денег владельца, а от степени изношенности и ценности зданий, появилась бы возможность маневра с перемещением жильцов на время реконструкции.

Такие мысли пришли в голову журналисту. Как видят решение проблем владельцы общежитий, службы города, руководители предприятий? Откликнитесь. Продолжим разговор.