Память

Дот держался четыре дня…

По дороге из Минска в Заславль, за пару километров до Крылова взгляд выхватывает необычное сооружение, стоящее поодаль от трассы. Дот! Чуть дальше еще один. Дети играют здесь в войну, дачники заглядывают, интересуются… Откуда под Минском доты?

Долговременные огневые точки (доты) представляли собой часть укрепрайона, поясняет Александр Рак, сотрудник музея-заповедника «Заславль».

– Укрепрайоны входили в так называемую линию Сталина, которая предназначалась для защиты западных границ. Сооружать их начали в 1928 году, – говорит историк. – Минский укрепрайон был наиболее мощным в республике по насыщенности фортификационными сооружениями и огневыми средствами, протяженности (140 километров). Начинался севернее Плещениц, проходил через Заславль и Дзержинск за Станьково и включал 326 дотов.

Наибольшее количество огневых точек было сооружено вблизи Заславля, потому что здесь проходила стратегически важная дорога на Минск.

…24 июня 1941 года, командиру 44-го стрелкового корпуса комдиву В. Юшкевичу и помощнику начальника оперативного отдела штаба корпуса капитану Ф. Цареву был отдан устный приказ оборонять Минск по линии сооружений Минского укрепленного района.

Чтобы представить, как это было, обратимся к воспоминаниям Филиппа Рябова, бывшего заместителя политрука дота № 06 Минского укрепрайона, располагавшегося недалеко от Заславля (воспоминания хранятся в музее-заповеднике «Заславль»):
«Нас в доте было 22 человека. Дот представлял собой четырехпушечную батарею 76-миллиметровых орудий, то есть два огневых взвода, командирами которых были участники еще финской кампании младшие лейтенанты Егор Иванович Петрочук и Федор Николаевич Рощин. Рано утром 26 июня на старом тракте Вильно – Минск появились 6 вражеских танков. Мы открыли по ним огонь. От первых снарядов два загорелись. Не прошло и нескольких минут, как еще два остановились на шоссе с перебитыми гусеницами. Остальные развернулись и скрылись в лесочке. В тот день мы отбили несколько атак гитлеровцев. Утром немцы снова открыли по доту артиллерийский огонь, но он нам вреда не приносил. Стены и потолок нашей крепости были надежными. Когда на шоссе снова появились вражеские танки, после первых же наших выстрелов еще два вышли из строя. Неприятельский снаряд повредил бронированную плиту, прикрывающую одну из наших амбразур. Взрывом было повреждено орудие, убиты и ранены бойцы…»

Читайте также:  Годы не лечат раны

…У защитников дота не осталось воды. Из-за пороховых газов трудно было дышать… К исходу четвертого дня боев вышли из строя два орудия… Когда закончились снаряды и патроны, оставшиеся в живых бойцы ночью покинули дот.
Все, что могли, они сделали.