Деловой завтрак

С чего начинается Родина

Разговор с директором Национального исторического музея Беларуси Сергеем Вечером начался с довольно неожиданного для историка вопроса: доводилось ли писать в школе сочинение на тему «С чего начинается Родина?»

— Видимо, писал, — улыбнулся Сергей Владимирович. — Точнее сказать не могу, школ было много. Родители — люди военные, потому жили мы в разных уголках Советского Союза. И в те времена родиной был СССР. Школьником смотрел на карту и был горд тем, что вот мы — от Буга и до Курил… С 1980 года живу в Минске. Корни у меня белорусские. По роду деятельности побывал во всех регионах, изучил, глубоко впитал белорусскую культуру. Моя малая родина — Минщина, где могилы предков, большая — Беларусь. И сегодня мне приятно осознавать, что у нас благодатная земля и замечательная страна, независимая, свободная, с самобытной историей… Белорусам очень повезло.

— А в чем?

— Многие народы, хетты, например, которые имели гораздо большую территорию и более высокий уровень цивилизации, исчезли с карты мира. Почему? Загадка. Видимо, не было у них того стержня, который оказался у белорусов. И это притом, что мы всегда жили очень тяжело, у нас не было ни одного спокойного столетия. И опять загадка. По менталитету белорусы — народ мирный, не склонный к агрессии. Таких в мире немного. Как удалось выжить? Более того, как удавалось прирастать новыми землями? Во времена Витовта, Ольгерда территория Великого княжества Литовского, основу которого составляли белорусские земли, где господствовал старобелорусский язык, простиралась от моря Балтийского до моря Черного. Шли века, менялись границы, менялись правители, однако белорусы не растворились в других нациях. И хотя в состав Республики Беларусь не попала историческая столица белорусов Вильня, я верю, что когда-нибудь граница, нас разделяющая, станет условной. Исторические земли белорусов — это Брянщина, Смоленщина, Белосточчина, часть Псковщины… Сегодня они включены в состав других государств (такая чересполосица характерна для многих стран). Но мы должны знать, что там жили наши предки, должны осмыслить нашу историю и понять: есть немало поводов для самоуважения.

Праздник, который мы завтра будем отмечать, символизирует то, что наше государство не возникло по чьей-то воле, оно сложилось исторически и уверенной поступью идет в будущее. Есть проблемы, трудности. Но нет тех катаклизмов, в жернова которых попали большинство бывших республик Советского Союза. Это вселяет оптимизм.

— Величайший повод для самоуважения — Великая Победа, 65-летие которой мы отмечаем весь этот год и в которую белорусы вложили столь много…

— Вторая крупная дата — 600-летие Грюнвальдской битвы, которое будет через две недели. И если про 65-летие Победы говорено много, то о Грюнвальде должен сказать хотя бы два слова. На Грюнвальдском поле (территория современной Польши) тоже решалась судьба нашей государственности. Столкнулись две силы. Немецких рыцарей поддержали шведы, голландцы, а с нашей стороны против них выступили объединенные силы Короны Польской, Великого княжества Литовского, к ним на помощь пришли гуситы (чехи), татары, которые потом осели на белорусских землях… Немецкий орден был разгромлен, говоря по-белорусски, «ушчэнт», на несколько столетий остановлена его экспансия на восток, многие немецкие земли стали подконтрольны ВКЛ. Долгое время немцы были нашими вассалами, платили нам дань. Решающую роль в Грюнвальдской битве сыграли литовские (старобелорусские) хоругви (так назывались тогда воинские части).

— Почему в некоторых учебниках нет даже упоминания о том, что мы участвовали в Грюнвальдском сражении?

 — Слово «литовское» в названии ВКЛ сыграло с белорусами злую шутку. Полное название государства — Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Жемайты (летописная жмудь) жили на территории современной западной и центральной Литвы. Русинами в то время называли тех, кто жил на землях современной западной Украины. А литвины — предки современных белорусов. Их в ВКЛ было большинство. По причине того, что на протяжении столетий наименования народов менялись, получилась путаница. Были времена, когда на это обстоятельство мало кто обращал внимания. Но только не сейчас. Результаты исследований, которые проводит музей, говорят о большом интересе белорусов к своей давней истории, родословной. Скажем, один из наших выставочных проектов «История Беларуси XVI-XVIII столетий в портретах и геральдике» пользуется особой популярностью. В музей ходят, не в последнюю очередь, чтобы понять, откуда пошли белорусы и кто мы есть. Будем создавать новые проекты, которые отвечали бы на эти вопросы. Материал у нас имеется.

— 66 лет назад Минск был освобожден от захватчиков, и эта дата стала днем главного  праздника белорусской государственности. Но если говорить о том, когда государственность начала зарождаться, то мы увидим несколько периодов.  Они идут, как волны: прилив — отлив. Поправьте меня, если неправа. Первая волна — это ВКЛ, древняя Литва…

— Нет, начало положили славянские княжества Полоцкое, Туровское (Х-ХII века). Вообще сегодня есть повод заглянуть в глубокую древность, когда земли современной Беларуси были заселены преимущественно балтами. Одно только Геродотово море (нынешнее Полесье) было безлюдным. А славяне жили западнее, контактировали с германскими племенами. Те находились в бассейне Рейна, а наши предки — в районе Эльбы (Лабы) и Одера (Одры). На определенном этапе немецкие племена начали вытеснять славян на восток. И потом долгое время славянские и балтские племена на территории современной Беларуси жили чересполосно, причем славяне на тот момент были более многочисленными, более организоваными, что способствовало процессам ассимиляции…

— То есть в белорусах смешалась кровь славян и балтов?

— Если говорить очень популярно, украинцы — это славяне, которые смешались с сарматами, печенегами, скифами; белорусы — с балтами; русские — с финно-уграми.

— Хочу вернуться к своей мысли. Итак, первая волна — Полоцкое, Туровское, Турово-Пинское княжества. Вторая волна — Миндовг и ВКЛ. Третья — 1812 год, когда белорусы деревнями уходили в партизаны воевать с французскими бусурманами…

— Не совсем. Тогда мы раскололись. Часть белорусов действительно поднялась против наполеоновского нашествия, а другая часть, к примеру магнатский род Радзивиллов, выступала на стороне Наполеона.

— …Четвертая волна — появление белорусской республики в составе СССР.

— Двадцатые годы прошлого столетия — очень яркая страница нашей истории. Многие крупные белорусские деятели, жившие за границей, возвращались на родину, признавали советскую власть, стремились участвовать в строительстве белорусского государства. Элементов самостоятельности, включая вооруженные формирования, было тогда немало… Конец тридцатых — воссоединение западной и восточной Белоруссии. Можно дискуссировать по этому поводу сколь угодно, но признаемся: нам очень повезло. Две части единого целого могли никогда не соединиться. Трудно представить нашу страну сегодня без Гродно, Беловежской пущи…

— … Пятая волна — очищение земли от фашистских захватчиков. Наша республика стала одним из основателей ООН. И, наконец, шестая — 1991 год, провозглашение полного суверенитета.

— Да, мы шли к этому долго и должны быть благодарны исторической судьбе, подарившей нам независимость.

— Как вы сами будете отмечать День Республики?

— Обязательно побываю в храме Всех святых, где пройдет захоронение останков солдат минувших войн. 3 июля семьей примем участие в городских гуляньях, хочется всей душой почувствовать атмосферу большого праздника. А потом, видимо, поедем на природу…