Персоны

РОМАНиана

Развитие белорусской порошковой металлургии начинается с Олега Романа. Он основатель этой промышленной отрасли республики. Сегодня с некоторыми из своих аспирантов Роман говорит скорее как академик с академиком. А с ноутбуком управляется не хуже нынешних студентов: общается по скайпу, рассылает электронную почту, просматривает новостные сайты. Чувство времени у академика Романа в крови

Вначале был порошок

В гостиной ученого портрет, на котором он, прислонившись к березке, смотрит на входящих. Приветливо улыбается. Таким Романа запечатлела известный белорусский художник Нинель Счастная. Напротив этого портрета — другая картина. Женский силуэт, ускользающий вглубь рощи, — супруга ученого.

— Моей жене очень нравилась живопись Счастной. Вот она и попросила написать диптих,  — говорит Олег Владиславович.

Вместе супруги Романы прожили более 45 лет. Свадьбу сыграли, когда учились в аспирантуре в Ленинграде. По возвращении в Минск Олег Владиславович начал работать в политехническом институте (сейчас это Белорусский национальный технический университет). Кстати, он является его выпускником.

— В 1955 году появилась новая кафедра — технологии металлов. Меня назначили ее заведующим.  В то время порошковой металлургией в республике серьезно не занимались. Наша кафедра посчитала направление перспективным. Ведь это и создание новых материалов с уникальными свойствами, и изготовление деталей сложной формы без дополнительной механической обработки, — рассказывает ученый. — На кафедре стало тесно практически сразу. Поэтому организовали опытный участок по промышленному освоению разработок. Первый разместился на заводе дорожного машиностроения «Ударник». Постепенно аналоги появились на Минском тракторном заводе, МАЗе, БелАЗе и других предприятиях. Изначально ориентировались на промышленность. 

 — Начинания сразу нашли поддержку государства, руководства предприятий?

— Нашими разработками интересовался Петр Миронович Машеров, который понимал их важность для развития отечественного машиностроения. Он бывал в лабораториях, общался с учеными. Как-то ехали на производство, я оказался в одной машине с ним. Первый раз был в правительственном «ЗИЛе» и никак не мог найти ручку, чтобы открыть дверь, — улыбается Олег Владиславович. — В 1972 году при поддержке Машерова было принято решение о создании научно-исследовательского института порошковой металлургии.

Медленно, но верно порошковая металлургия окрепла, став самостоятельной промышленной отраслью. И если в конце 1950-х — начале 1960-х это была кафедра в политехе, то сегодня — развивающееся научно-производственное объединение.

Академический багаж

 — Вы одним из первых советских ученых побывали на стажировке в США. Какие впечатления остались от страны, о которой в Союзе  легенды слагали?

— Стажировался почти год в политехническом институте города Трой, штат Нью-Йорк. Одновременно совершенствовал английский. Повезло познакомиться с профессорами Ленелем и Хаузнером. Они взяли меня под крыло. В Америке приобрел научный опыт, который помог продвинуться в исследованиях. С собой привез коллекцию деталей порошковой металлургии, чтобы показать коллегам.

 — Как вы умудрились провезти ее?!

— О, это целая история. Летел вместе с московским и киевским коллегами. У каждого портфели, набитые деталями. Даже в карманах пальто образцы. Чемоданы неподъемные! Когда на наш багаж обратили внимание, подумали: сейчас что-то будет. Стали объяснять, что мы ученые из СССР, были на стажировке. Удивительно, но пропустили. Оказалось, что сотрудник, который нас досматривал, тоже должен был ехать на стажировку — в Союз. Так что к нам отнесся лояльно.

 — На ваш взгляд, командировки и стажировки для ученого обязательны или желательны?

— Когда я вернулся из Штатов, то поставил задачу: как можно больше сотрудников кафедры должны стажироваться за рубежом. И практически все побывали в научных центрах Европы, США. Книжки — это, конечно, хорошо. Но если серьезно заниматься наукой, нужно быть в курсе дел не только друзей, но и потенциальных противников. И, конечно, знать, над чем работают коллеги из разных стран.

Особые отношения у Олега Владиславовича сложились с Индией. В конце 1960-х он преподавал в Индийском технологическом институте.

— За два года, которые я пробыл в этой стране, появилось много интересных знакомств, которые сохранились и сейчас. Тогда началась наша дружба с Абдул Каламом, в  будущем президентом Индии.

В конце 1980-х в индийском городе Хайдерабад был создан Центр порошковой металлургии и новых технологий. Это результат посещения индийскими учеными и членами правительства объединения порошковой металлургии в Минске.

 — Чем удивляет Индия?

—  Контрастами. Туристы обычно воспринимают ее как экзотику, страну Тадж-Махала, красивейших храмов. Я же смотрю на Индию в комплексе, потому что неплохо изучил ее. Сегодня Индия — это высококлассные научно-исследовательские институты, предприятия. Но внешне за несколько последних десятилетий она не слишком изменилась. На улицах и сейчас встречаются те, кто просит милостыню. Но страна стремительно развивается в промышленном отношении.

Последний раз был там в начале 2000-х. Тогда мне предложили поработать советником посольства Беларуси в Индии. Спросил: «Не поздновато ли начинать дипломатическую карьеру?» Я ведь тогда уже на пенсию вышел. Михаил Хвостов, который в то время был министром иностранных дел нашей страны, ответил: «Я же вижу, какой вы работоспособный».

На полгода снова поехал в Индию, только в новом качестве. Занимался организацией Дней белорусской науки. Так что у меня и дипломатический опыт есть.

Школа Романа

В кабинете Олега Владиславовича явный фаворит — ноутбук.

— Младшая дочь живет в Новой Зеландии, внук — в Штатах, так что общаемся по скайпу, — говорит он.

Младшее поколение семьи Романа порошковой металлургией не заболело. Дочери — ученый в области истории искусств и инженер-механик. Внуки — программист и врач-анестезиолог. Правнук и правнучка слишком маленькие, чтобы думать о выборе профессии.

А вот в когорте порошковиков, как называют себя ученые, изучающие порошковую металлургию, одних только кандидатов и докторов наук около 60. Все они прошли школу академика Романа.

— Жизнь определяется не тем, чем хочется заниматься, а тем, чем следует. Пониманием, чего требует общество и время, в котором живешь, — считает Олег Роман.

Устами академика глаголит истина. Прислушаемся.