День за днем

Ночное путешествие булочки

Когда оживленные минские улицы пустеют, а в окнах гаснет свет, вахту на хлебозаводе № 1 принимают симпатичные девушки в белоснежных халатах и накрахмаленных косынках. Проведя бессонную ночь на «кухне» хлебозавода, корреспондент «МК» увидела, как рождается утренний каравай

«Доброй ночи»

Не успела переступить порог производственно-технологической лаборатории, как начались испытания для чуткого к соблазнительным ароматам носа. В воздухе витал пьянящий запах дрожжей. Работающие то быстрее, то медленнее конвейеры гудели, словно пчелиный рой. Приветствие «Доброй ночи!» с непривычки резало уши.

— Над новичками у нас берут шефство, — предупредила начальник производственно-технологической лаборатории Клавдия Богданович, любезно предложив услуги экскурсовода.

На ее столе среди записей с еже-дневными заказами магазинов я заметила бумаги с набросанными на скорую руку рецептами.

— Пробуем запустить в производство венские вафли по-домашнему, — поясняет Клавдия Тихоновна, пока я порываюсь собрать непослушные волосы в хвостик и аккуратно завязать косынку. — Все когда-то услышанные или прочитанные в кулинарных журналах рецепты старательно переписываем. Лучшие идут в ход. Белорусскому покупателю сейчас подавай что-нибудь с изюминкой, экзотичное.

Клавдия Тихоновна — старожил на заводе. 41 год посвятила любимому делу. Хлебному. Поэтому о самом популярном белорусском продукте знает все:

— Когда девчушкой пришла на хлебозавод и выпадало дежурить в ночные смены, плакала. Тяжело было привыкнуть: валилась с ног, страшно хотелось спать. Поэтому в полвосьмого утра, возвращаясь со смены, в автобусе всегда дремала.

В смену хлеб нянчат руки примерно двадцати человек в хлебном и почти столько же в булочном и сухарном цехах. За одну смену они выпускают 20 тонн хлебобулочных изделий.

Испечем мы каравай

Как и тысячу лет назад, священнодействие по приготовлению хлеба традиционно начинается с закваски. Вместе с собеседницей идем по лестнице в заквасочное отделение.

— Штаммы чистых культур молочнокислых бактерий и дрожжей, как и многие хлебозаводы, закупаем в пробирках у постоянного производителя заквасок — организации «Белтехнохлеб». Два раза в год, весной и осенью, пробирки обновляются, — приоткрывают мне азбучные истины производства. — Закваска готовится в несколько этапов в емкостях, это сложный высокотехнологический процесс.

Замешивают тесто этажом ниже.

Процесс непрерывный. Через дозаторы мука и жидкие компоненты (закваска, растворы из сахара и соли) поступают в дежи. Затем получившуюся массу перемешивают пару часов.

Пока рассматриваю хлебные «американские горки» и глазами поедаю сушки на конвейере, работницы умело смазывают маслом формочки, напоминающие капельки, для будущего шедевра — тостового хлебца.

— Раиса Кравко более 30 лет на заводе, — заметив, с каким восхищением я наблюдаю за мастерицей, рассказывает Клавдия Тихоновна. — Ее дочь Ольга — пекарь. А глава этого дружного семейства трудится на нашем хлебозаводе слесарем.

— А какой хлеб самый вкусный? —  спрашиваю у пекаря — мастера смены Вероники Дедуль.

— Тот, что приготовлен с душевной теплотой и любовью.

Кто на свете всех румяней и пышней?

После длительного брожения тесто попадает в мощную тестоделительную машину. И только затем укладывается в формы. В специальных шкафах для расстойки оно после перенесенного «стресса» набирается новых сил. А оттуда прямиком в печь.

— Зачем на батонах сверху делают надрезы? — мне интересна каждая мелочь.

— Чтобы из хлеба ушел углекислый газ, скопившийся в тесте за время брожения, — утоляет мое любопытство пекарь Валентина Хомченко.

Хотя весь процесс максимально автоматизирован, женщина следит за тем, чтобы хлеб не подгорел, а получился румяным со всех сторон. С непривычки находиться у печи более пяти минут невозможно. Тропическая жара.

— Ко всему привыкаешь. И к жаре, и к ночным сменам, в том числе и на Новый год, — на лбу Валентины Хомченко выступают крупные бисерины пота. — Мы три года подряд печем хлеб под бой курантов.

Готовая горячая продукция уже красуется на конвейере. Женщины в белых халатах строго контролируют пассажиров движущейся ленты: не все проходят жесткий кастинг.

Целая наука придумать подходящее название для только что появившейся на свет булочки. В борьбе за лучшее название сражаются все.

— Недавно директор хлебозавода Иван Янковский подарил название новому хлебу — «Кунцевский», — рассказывает Клавдия Тихоновна. — Белорусских гурманов нужно завлекать диковинками.

С момента замешивания теста до выхода из печи свежего хлеба проходит около 6 часов. Но на этом ночное путешествие булочки с конвейера на прилавки магазинов не заканчивается. Настает час водителей фургонов с надписью «Хлеб». За ночь они проезжают до 200 километров, чтобы к утру на полках каждого гастронома появилась свежая булка.