День с «Курьером»

Барселона: культ Гауди

Каталонцы зарабатывают деньги тем, что водят туристов по более чем вековой стройке

Заказчик не торопится

«Гауди — наше все», — абсолютно серьезно заявляют барселонцы. Видимо, подразумевая следующее: не родись этот гениальный архитектор более 150 лет назад в каталонском городке Реус, поток нынешних туристов в Барселону был бы куда жиже. Не стали бы местные туроператоры гонять двухэтажные автобусы по спецмаршруту «Гауди», зарабатывая в среднем по 30 евро с каждого приезжего. Не было бы работы у испанских народных умельцев и заводчан, что сотнями штампуют сувениры с изображением замысловатых творений архитектора. Такие товары в местных магазинчиках, даже сделанные китайцами, стоят заметно больше, чем им подобные, но без «гаудических» мотивов. И дело вовсе не в прижимистости каталонцев — так принято во всем мире. Цена на миниатюрную Эйфелеву башню, что продается в сувенирных лавках, недвусмысленно намекает: хочешь иметь копию выдающегося творения, раскошеливайся, турист!

Барселонцы же пошли еще дальше. Они научились делать деньги, предлагая приезжим осмотреть стройку. Правда, она особая: началась более сотни лет назад и, кажется, не закончится никогда.

— Мой заказчик никуда не торопится, — намекая на Бога, говорил Гауди о сроках создания готического собора Святого Семейства (Саграда Фамилия).  

Фантастический размах Антонио в архитектуре сыграл злую шутку с Саграда Фамилия: по традиции храм строится исключительно на пожертвования, но все проекты Гауди настолько баснословны по стоимости, что разорили бы даже Рокфеллера, вздумай он пустить свои миллиарды на завершение собора. Неудивительно, что этот храм возводят уже 128 лет.
Ни один барселонец, даже самый глубокий старик, не видел главного творения гениального архитектора без строительных лесов. Много лет назад над храмом нависли стрелы башенных кранов. Примерно тогда же интерьером стала огромная строительная площадка: бетономешалки, железные конструкции, железобетонные блоки, гипсовые детали декора и капители колонн. Но все это не отталкивает туристов от Саграда Фамилия. С утра до вечера в кассы собора выстраиваются очереди желающих увидеть угрюмый храм вблизи и изнутри. Этим умело пользуются уличные музыканты: пока туристы томятся в ожидании билетика, который стоит 12 евро, развлекают песнями на испанском — авось что-нибудь перепадет.

Пугающие страсти

Очередь движется быстро, но и этих 10-15 минут достаточно, чтобы рассмотреть Саграда Фамилию. Точнее, его восточный и западный фасады, ибо южный, самый внушительный по замыслу архитектора, еще и не начинали строить.

Восточный фасад — Рождества — начали возводить еще при жизни Гауди. Правда, архитектор признавался, что хотел бы открыть стройку южным фасадом — Страстей. Но побоялся: уж слишком жестко показано в скульптурах распятие Христа — жителей города это могло отпугнуть от дачи пожертвований. Поэтому возведение Саграда Фамилия началось с фасада, прославляющего христианские добродетели — веру, надежду и любовь. Правда, видение у Гауди весьма своеобразное: почти классические скульптуры Марии и Иосифа, трубящих ангелов, Святой Девы и прочих христианских персонажей в сочетании с нависающими то ли листьями, то ли сталактитами придают храму угрюмый и даже зловещий вид. Этот собор мог бы стать завидной декорацией для любого голливудского триллера или фильма ужасов.

Изнутри Саграда Фамилия выглядит куда более буднично. Свою лепту в это вносят снующие туда-сюда строители. Их территория — вся центральная часть собора, занятая частоколом каменных колон. Они запросто могли бы поддерживать свод какого-нибудь храма на Марсе — уж больно непривычна их форма.

Туристам же дозволено обогнуть залу только по огражденной деревянными перилами дорожке да завистливо глядеть на зависших у витражей строителей — им наверняка открывается потрясающий вид на каталонскую столицу. Кстати, десяток работяг, ваяющих собор, в Барселоне настоящие знаменитости. Большой стенд с фотографиями их улыбающихся физиономий поставили на одной из самых оживленных туристических троп, ведущих к музею Гауди, который находится в нижней части здания.

Антонио Гауди родился 25 июня 1852 года в небогатом семействе в городе Реусе, недалеко от Барселоны. У мальчика было слабое здоровье, он не мог играть с другими детьми, а потому подолгу наблюдал за волнами, растениями и насекомыми. Тогда Антонио решил: «Буду строить, как природа». 

В 21 год Антонио поступил в барселонскую высшую техническую школу архитектуры, где неоднозначно зарекомендовал себя. На выпускном вечере, вручая Гауди диплом, директор школы сказал: «Джентльмены, перед нами либо гений, либо сумасшедший».

Через пять лет после получения диплома в портфолио Антонио кроме лавок, фонарей да оград всего два здания, оба незаконченные. И только после знакомства с текстильным магнатом Эусеби Гуэлем Гауди смог позволить себе реализовывать самые безумные фантазии в архитектуре, не оглядываясь на кошелек. В итоге за 48 лет работы Антонио изменил причудливыми зданиями облик столицы Каталонии. После строительства барселонской резиденции Гуэлей, крыша которой была уставлена декоративными дымоходами, Антонио быстро вошел в моду у толстосумов и был популярен до конца жизни. Однако при этом, по воспоминаниям современников, по многу лет носил один и тот же костюм и питался только свежим салатом, фруктами и молоком.

Во второй половине дня 7 июня 1926 года Антонио Гауди прогуливался от храма Святого Семейства до церкви Святого Филиппа Нери. Погруженный в свои мысли архитектор не заметил приближавшегося трамвая и был сбит. Водитель посчитал лежащего без сознания и плохо одетого Гауди бедняком, а потому доставил его в приют для бездомных. Там архитектор умер через три дня. Тело его собирались отправить в общую могилу, когда одна женщина случайно узнала покойника… Сейчас останки Гауди покоятся в крипте склепа собора Святого Семейства.