Городские фантазии

Нелька и Ника

Сегодня мы представляем нашу новую рубрику  «Городские фантазии». Эти фантазии могут быть очень разными — как необычна и разнообразна наша жизнь. Рассказы, эссе, сказки, репортажи — для творчества нет границ!
    А начинаем с городской сказки. Ее автор — Юрий Юлов (Юрий Горбачев) родился в семье учителей-филологов. Окончил БПИ (теперь — БНТУ), живет и работает в Минске. Автор книг «Пьяный материк» и «Экспедитор», сборников стихов «Монодия» и «Сон-дежавю», сборника басен «Абстрактно о конкретном» (2002 г.). Член Союза российских писателей.

Жила-была маленькая девочка, звали ее Нелька. Не то чтобы совсем маленькая. Она и школу давно закончила, и университет самых общих знаний. И не просто, а с амарантовым, как вечернее солнышко, дипломом. Но поскольку в чужом городе знакомых у нее было мало, а друзей вообще не водилось, ей порой становилось грустно. И тогда она чувствовала себя маленькой и незащищенной.
Работала Нелька менеджером по продажам у Наглого Начальника в большой и шумной маркетинговой фирме, где все старались меньше работать и больше заработать. Те, у кого это получалось лучше, считались успешными деловыми людьми. Их хвалили, им завидовали, слушали высокопарные поучения, пока их не забирала милиция или «скорая».

Нелька продавала семь видов шоколадок и пять видов чая в пакетиках, поэтому была очень загружена. Хотя оклад ее был небольшим, а процент от сделок – низким, она как-то умудрялась платить за комнату строгой квартирной хозяйке, аккуратно одеваться и экономно кушать.

В другом конце мегаполиса жил-был маленький мальчик, звали его Ника. Не то, чтобы совсем маленький. Он университет управления и самоконтроля закончил. Правда, с лавандовым, как летнее небо, дипломом, но перед этим в колледже щадящих технологий еще и шафрановый, как прибрежный песочек, диплом бакалавра получил. А маленьким он был, потому что детство его как-то обошло: отец занимал важную чиновную должность (его иногда даже по телевизору показывали) и имел жесткие принципы. Поэтому был занятым и недоступным. А мать отца побаивалась и сына никогда не баловала и не жалела.

Чтоб не докучать родным, Ника ушел из дому и устроился мерчендайзером к Хитрому Хозяину в технический отдел супермаркета, где продавали цепи и насосы. Работа была неинтересной, но что не сделаешь, чтобы обрести независимость, пусть и призрачную, которую дают деньги?

И встретились Нелька и Ника. Не на гремящей дискотеке, не на станции метро, не на суетном рынке. Не в городе, а в Интернете. Сначала на каком-то незначительном форуме, а затем незаметно аськой обменялись. И полюбили друг друга, только встретиться никак не решались – боялись идиллию сломать.

Было бы все хорошо – и сказка не нужна. Однажды Наглый Начальник перестал платить Нельке зарплату. Не то чтобы совсем перестал, а перевел на процент от сделки, да и тот уменьшил. «Кризис мировой!» – говорит. А сам минивэн на джип поменял… Поскольку простые люди и впрямь жить хуже стали, то шоколада и чая меньше покупали. А коль так, то и оптовики свернулись в кокон. Забрали у Нельки ее позиции и передали «успешному», который на ковер к Наглому Начальнику сбегал и доложил, что Нелька компьютерное время в личных целях использует и дресс-код не всегда соблюдает.

А тут и у Ники Хитрый Хозяин вызвал Девелопера Окаянного, чтоб тот оценил, кого в целях оптимизации подрезать, кого прищемить. Глянул Окаянный Девелопер штатное расписание, да и вывел Нику на чистую воду: «Ни к чему, мол, на шесть цепей и четыре насоса мерчендайзер!» Ника-то устраивался на работу логистом, да Хозяин, прохиндей, уговорил: «Будешь делать, что скажу, а числиться мерчендайзером, чтоб официально меньше тебе платить!»

Рассчитались напоследок буржуины нечестивые с работниками не деньгами, а товаром: Нельке шоколада и чая дали, а Нике – цепей и насосов.

Взгрустнули Нелька и Ника и договорились встретиться в режиме реалити. А как встретились, то полюбили друг друга еще больше. Только Нелька заметила, что у Ники есть родинка на шее, а Ника думал, что у Нельки волосы светлее. Родинка, понятно, в фас на фотке не видна, а колер прически видеокарта, наверно, исказила. Не о чем говорить – в минуту свыклись, словно всю жизнь рядом.

Любовь любовью, а что делать дальше – не знают. Но и расставаться не хотят. Идут себе по тротуарам да подземным переходам, парки-скверы преодолевают, стройки-пустыри обходят.

Так и вышли за город. У Нельки на мобилке СМС-ка возникла: «Кого встретишь – тому верь!» И у Ники: «Кого встретишь – того не бойся!» А исходящие номера не определились. И опять телефоны тирлинькают, советы дают! Читали-читали Нелька и Ника, пока зарядка не кончилась, а затем выбросили мобильники, так как зарядные с собой не брали и звонить больше никому не собирались. А советы хоть и правильные, да что в них проку?

Откуда ни возьмись – Синяя Бомжиха. Волосы растрепаны, блуза рваная, глаз подбит. «Молодые люди, коль вам не надо, то возьму ваши сотовики и на вино выменяю!» «Бери-бери, бабуля!» – махнула рукой Нелька. Смеется Бомжиха беззубым ртом и вещает сиплым голосом: «Да я же ненамного старше вас! Только чары на мне злые, а так я молодая и красивая!» Неудобно стало Нельке, извинилась она, угостила Бомжиху шоколадкой и упаковку чая дала. Бомжиха голодная, ест шоколадку и шамкает: «Вижу, что далеко собрались, но нечего вам презентовать, кроме одолень-травы. Сжуйте по корешочку – столько силы у вас появится, что любую дистанцию одолеете. Дойти сможете от Берингова пролива до Свазиленда или от мыса Горн до Аляски. А шоколадка и чай, что вы мне дали, к вам вернутся и у вас навек останутся!» А сама шоколадку дожевала и упаковку чая в грязный карман спрятала. И мобильники подобрала, а как же?

Сжевали Нелька и Ника по корешку одолень-травы. Только хотели попрощаться с Синей Бомжихой – уж нет ее, только легкий смрад остался. А зачем прощаться, коль все сделано и сказано? Дальше пошли.

Вечереет, а сон или усталость их не берут. Видят, перед крутым поворотом сидит на обочине Черный Байкер. Чапсы с бахромой, косуха в заклепках, а на голове красная бандана повязана. Рядом чопер бездыханный остывает и шлем треснутый валяется. Сурово посмотрел на них Байкер, как место преступления опечатал. Не по себе стало Нике, однако виду не подает: «Что с мотоциклом, дядя?» Отвечает Черный Байкер почти человеческим голосом: «На мотоциклах макаки ездят, а у меня – дрегстер. Лег, когда на смотру пулил. Рогач уперся – чтоб не горшок, то башню б снесло! Звездец, в общем». «Не киксись, дядя, лучше озвучивай доступно: что с твоим дрегстером?» Усмехнулся Байкер и говорит настоящим человеческим голосом: «Повторяю для лохов: звездец, цепная передача накрылась!» Глянул Ника: «Звездочка-то у тебя целая, а цепь, может, и моя сгодится?» И дает Байкеру 525-ю цепь. «Дык подойдет, блин!» – оптимистично ревет Байкер. «На вот, возьми еще насос про запас. А не нужен самому – мотобратам подаришь или выменяешь на что!»

Взбодрился Байкер, давай свою железяку ремонтировать. Сам на ребят не смотрит, а пророчит по-черному: «Вижу, что на всех болт забили и слинять от всех решили. Только никуда вы так не уйдете. Будете от города к городу кочевать, а везде все одно и то же. И через некоторое время, опаньки! – снова окажетесь там, откуда вышли!» «Что бакланишь, дядя? Есть конкретика и позитив – поделись!» – Ника и вовсе осмелел.

А Черный Байкер закрыл цепную передачу крышкой, вывел моциль на шоссе, газанул, жиганул передним колесом по асфальту аж до дыма, ухмыльнулся и кричит: «Садитесь-ка на скворечник, ботаны. Головы пониже, и в обхватик. А я стрелку на сто-пятьсот – и на прохват!»

Чуть успели усесться да ухватиться Нелька с Никой. Так рванул Байкер, что если б пыль на автобане была, то до утра бы не осела!

Неслись они через горы-долы, реки-озера, поля-луга, пока в лесу ни остановились. А сколько времени на тот «прохват» понадобилось – и в Google не найти!

«Ну, ладушки, ботаны! – сказал на прощанье Байкер. – Дальше вы уж сами, а мне еще домой добраться надо. Всё у вас будет хип-хоп!» Вытащил из-за пазухи апельсин, подбросил Нельке. И акселератором: «Гр-р! Г-р-р-р-р-р!»

Только и успели ребята махнуть Байкеру на прощанье, как черная косуха клепками блеснула и красная бандана за деревьями мелькнула.

Прошли немного лесом Нелька и Ника и вышли к лесному озеру, на берегу которого стоял деревянный домик. Только к домику приблизились – наперерез Егерь с ружьем. «Кто такие? – грозным голосом кричит. – Не велено, не дозволено, не указано!» «Так велите, дозвольте, укажите! – просит Нелька. – Что ж так расстраиваться, добрый человек?» А Егерь впрямь был добрым и не любил лишь браконьеров, да и то не всяких, а только тех, которые не от нужды, а от баловства охотятся.

Посмотрел, люди перед ним мирные, вреда от них никакого, а польза лесу – от всех, кто в нем живет. Потому что природу берегут, когда она становится домом. И разрешил Нельке и Нике в домике жить, даже на работу принял на полставки, чтоб зеленый патруль осуществляли и, если что где поправить надо, докладывали. А больше из-за того, чтоб никто к ним не цеплялся.

Так и живут Нелька и Ника с той поры в лесном домике на берегу озера. Друг дружкой не налюбуются, не намилуются, ни перед кем не кланяются, никому, кроме Доброго Егеря, ничего не должны, не обязаны. А Егерь к ним порой заходит, просит в крестные звать, когда детки появятся, и чай с шоколадкой пьет.

Правду сказала Синяя Бомжиха: каждое утро у них в шкафчике и шоколад, и чай появляются, а также другие продукты. А у Ники – всякий инструмент и материал. Ни много ни мало – по потребности.

Из апельсина, которым Черный Байкер угостил, на берегу озера апельсиновая роща выросла. Потому что зимы здесь не бывает. Ну разве иногда и ненадолго – на пару недель, чтоб Новый год со снегом встретить, на коньках по озеру покататься… А затем снова все цветет.

Небось, хочется спросить: не ложь ли все это? Ну что вы! Мы люди взрослые, серьезные, занятые. Хоть и врем постоянно, но только для собственной сиюминутной корысти или чтоб из переплета выкрутиться, а не лишь бы языком о зубы тереть. Может, интересно, что за территория такая, на которой все само собой появляется и апельсины рядом с березами растут? Где нет Наглых Начальников и Хитрых Хозяев, где не надо ни в офисе киснуть, ни у витрины зевать?

В стране Любви, Нежности и Доверия живут Нелька и Ника, чего и вам желаю.

А географически такого места на Земле, понятно, не существует. Да и вне Земли – вряд ли. Я обманывать никого не собираюсь – нет резона!