Человек и его дело

Город бронзовых людей

Сегодня трудно представить Минск без работ Владимира Жбанова. Кажется, они были здесь всегда. А между тем прошло всего 12 лет с тех пор, как в Михайловском сквере появилась «Незнакомка»…

Первенцы

«Незнакомка» — первая знаковая работа скульптора Владимира Жбанова.

— Прототипа у скульптуры нет, просто возникла идея сделать такую миниатюру для выставки, — рассказывает Владимир Иванович. — У меня даже денег не было на то, чтобы отлить ее из бронзы. Как-то работу увидел Борис Юртин, архитектор Михайловского сквера, и предложил мне поучаствовать в конкурсе на городскую скульптуру. Он уже тогда мысленно увидел мою «Незнакомку» в большом размере.

Скульптуру установили в обновленном сквере в 1998 году. Бронзовую даму минчане полюбили, с удовольствием с ней фотографируются. Влюбленные назначают здесь свидания, а модницы не жалеют помады, чтобы подкрасить «Незнакомке» губы.

Со второй работой Жбанова, «Прикуривающий», которая появилась в сквере год спустя, связана печальная история.

— Ко мне обратился известный в то время белорусский кинопродюсер Владимир Голынский, сыгравший главную роль в фильме «Дела Лоховского», — вспоминает мастер. — Решил по случаю своего 35-летия подарить городу скульптуру. Мы остановились на образе молодого человека, стоящего на канализационном люке и стреляющего у прохожих сигаретку.

Прототипом стал сам продюсер. Скульптуру Жбанов сделал за три месяца. Ее еще не успели поставить, как Голынский погиб…

— На похоронах я узнал, что его родственники собираются продать скульптуру на металл, — продолжает Жбанов. — Вместе с режиссером Борисом Берзнером, снявшим картину «Дела Лоховского», мы пошли к главному архитектору Минска и рассказали об этом. Городские власти приняли решение установить «Прикуривающего» в Михайловском сквере. Во время открытия скульптуры тогдашний мэр Минска Владимир Ермошин предложил Жбанову сделать третью работу.

— Образ новой скульптуры тоже подсказала трагедия — то, что произошло в подземном переходе возле станции метро «Немига« в 1999-м, — говорит ваятель. — К величайшей скорби, жертвами стали 53 человека, в большинстве своем девушки 15-18 лет.

А за год до этого Жбанов сделал маленький эскиз — девушка, сжавшаяся от холода и ветра, с порванным зонтом, стоит на остановке, встречая и провожая пассажиров…

Мастер несколько меняет скульптуру: зонтик становится почти прозрачным, иллюзорным — этакий символ беззащитного детства, а девушка превращается в худенького босого подростка. Кстати, позировала Жбанову десятилетняя дочь Маша. Открытие композиции состоялось в Михайловском сквере в 2000-м в День защиты детей.

Вот так попарился

Сейчас только в Минске установлено более десятка работ Владимира Жбанова. Список дополнили «Фотограф», «Дама с собачкой», «Лошадь», «Почтальон», «Губернаторская коляска», «Зодчий»… У каждой композиции своя интересная история. Остановимся лишь на одной скульптуре, в судьбе которой принял участие и «Минский курьер». Это был настоящий детектив. К счастью, обошлось без жертв.

Шесть лет назад у городской бани № 7 появился бронзовый «Парильщик». А в феврале 2007 года вдруг исчез. Обеспокоенный Жбанов позвонил корреспонденту «МК», и мы начали расследование. Выяснилось, что во двор бани приехали рабочие, демонтировали «Веселого Васю» (так прозвали скульптуру в народе) и увезли в неизвестном направлении. В ходе расследования было установлено, что УП «Городские бани» так и не заплатило фирме, отливавшей фигуру, за работу. «Ищите деньги, или мы забираем скульптуру», — поставили жесткое условие литейщики. «Банщики» выбрали последнее.

И возможно, «Вася» навсегда покинул бы столицу, если бы не вмешался «МК». Журналисты не оставляли в покое всех причастных к этой истории и даже собрали их за круглым столом, чтобы они смогли договориться. Беседа была непростой, участники спорили, ссылались на финансовые проблемы. Прошел не один месяц, пока стороны не пришли к решению, которое устроило всех.

4 сентября 2007 года — в преддверии 940-летия Минска — «Парильщик» вернулся домой. Вот только попариться «Васе» в тот день, к сожалению, не удалось. В бане был выходной.