Культура

Непафосный Губарев

Героев его полотен узнаешь сразу. Этих людей каждый день встречаешь в подъезде дома, на автобусной остановке, даче… Порой столичный художник Валентин Губарев придает им и свои черты

— Возможно, кому-то мои работы покажутся немного пафосными, — говорит Валентин Губарев. — Но это не так. Мне нравится наблюдать за жизнью людей и потом привносить в картины немного фантазии. Каждый индивидуален. Похожи лишь наши чувства. Мы ссоримся, грустим, переживаем. Бываем слабыми, ранимыми, раздраженными, серьезными. На таких эпизодах и построена основная часть в принципе банальных сюжетов. Их герои сидят дома у телевизора, поливают из чайника с балкона улицу, идут куда-то с тортом. Есть в них что-то и от меня. Таким я вижу себя в зеркале.

— Добрую усмешку вызывают и названия полотен: «Домашняя запеканка с карамелью», «Временные осадки», «В гости к шурину»…

— И все-таки однозначно назвать их веселыми нельзя. В моем творчестве можно уловить и легкую грусть, и печаль. Многие картины написаны в белорусской глубинке. Я родился в Нижнем Новгороде. Но мне ближе не городской, а сельский быт. Отчасти поэтому несколько лет жил на хуторе в Олехновичах. Периодически бываю там и сейчас. Знаком также с некоторыми жителями других деревень. Во время рыбалки ночую в их домах. Оттуда увожу немало деталей, позже они появляются в работах. Это коврики с лебедями, репродукции картин «Три богатыря», счетчики и радиоприемники середины минувшего века. Помещаю необычные вещи в свои полотна не из-за ностальгии. Хоть таким образом хочется сохранить память о прошлом. На самом деле оно очень важно для каждого из нас.

— Ваши выставки по-прежнему проходят в основном за рубежом. Вас здесь не понимают?

— Наоборот, могу жить и работать только тут. Но настроение моих персонажей близко и зарубежным поклонникам творчества. Вот почему почти семнадцать лет сотрудничаю с одной из парижских галерей. Недавно выставка новых полотен побывала в Барановичах, теперь она проходит в Музее современного изобразительного искусства в Минске. Потом работы поедут во Францию. Охотно приобретают их также коллекционеры США, Швейцарии, других стран. Секрет прост. Я могу позволить себе делать то, что мне по душе, и никогда не пишу по заказу.

Читайте также:  Елизарьев вернулся

— Но ниша наивного искусства не пустует. Этот стиль также выбрали Людмила Щемелева, ее муж Игорь Римашевский…

— В чем-то мы похожи друг на друга. Но можно найти и немало отличий. Так, у Людмилы, по-моему, более зоркий взгляд, Игорь тяготеет к декоративности. Мне нравится окрашивать полотна легкой иронией и смешивать в них самые разные чувства. Но они прежде всего связаны с любовью и уважением к людям, которые там запечатлены.