Культура

Ждут прописки

Мало создать скульптуру – ее еще нужно вписать в городскую среду, что удается далеко не всегда. Почему? Какие скульптуры могли бы украсить Минск, но их в городе нет? Что в загашниках у ваятелей?Говорит и показывает скульптура

На городскую скульптуру не только смотрят — с ней общаются

Дети вконец одомашнили площадь Якуба Коласа — усаживаются на коленях классика. У скейтбордистов особые отношения с Максимом Горьким, о постамент которого в парке сломалась не одна доска. Впрочем, народ устал от постаментов. Подустали от них и сами ваятели. Городская, особенно парковая, скульптура очеловечилась. Бронзовые прототипы появились не только у известных людей: почтальон остановился у кинотеатра «Октябрь», фотограф — у фонтана на Комаровке. Забавные персонажи на улицах Минска встречаются с завидной периодичностью. Но как-то слишком уж похожи по стилю исполнения. Создается впечатление, будто скульпторы начинают повторяться.

— Где разнообразие форм, сюжетов? Не вижу нужды в таком количестве дворников, сантехников и других бронзовых представителей различных профессий на столичных улицах, — высказывает мнение кандидат искусствоведения, доцент архитектурного факультета БНТУ, скульптор Павел Войницкий. — Хотя у меня тоже есть работы, выполненные в реалистичной манере. Например, «Девочка с солнечными часами», которую сделал для Детского музея в Полоцке. В металле запечатлел старшую дочку, когда ей было лет семь. Она растет, меняется. А я могу сравнивать ее с той, застывшей в бронзе.

У входа в художественную галерею Национального полоцкого историко-культурного музея-заповедника на днях появилась новая работа Войницкого — ваза с цветами, сделанная из вторсырья. В Европе ресайкл арт (recycle art) довольно раскрученное направление в искусстве. Суть — любой объект в результате переработки и переосмысления может стать шедевром.

— Публика реагирует по-разному. Положительные отзывы слышал и от сотрудников, и от посетителей галереи. А вот один горожанин возмутился: «И это искусство?! Трубы какие-то ржавые», — улыбается автор.

— То, что сегодня делают молодые скульпторы, чем-то принципиально отличается от работ их учителей — представителей советской школы?

— Раньше были нужны изваяния вождей. Лепили их за хорошие деньги, поэтому Ленина скульпторы так и называли — кормилец. Впрочем, монументы необходимы и сегодняшнему времени. В министерстве культуры есть документ, где расписано, каким национальным героям, историческим деятелям будут установлены памятники. Принципы реализации скульптуры пока остаются советскими, хотя время поменялось, появились новые материалы, техники. И самое главное — авторы больше не ограничены рамками соцреализма.

Читайте также:  Четыре стороны цвета

— Работы, сделанные по старинке, легче продвигать?

— Да. Все мы воспитывались в ключе советской эстетики. Именно реалистическая скульптура получает и сегодня безусловное одобрение и понимание. Однако наша, художников, задача — идти вперед, отбрасывая штампы, искать формы, которые адекватны XXI веку.

Примеры нестандартной скульптуры в Минске нечасто, но встречаются. Первое место, которое приходит на ум, — сквер Янки Купалы, где установлены несколько каменных абстракций. Но на фоне монумента поэту символично-образные фигуры, к сожалению, потерялись. А ведь для белорусского искусства появление здесь парковых скульптур — событие историческое. Абстрактные формы из камня — результат городских пленэров, которые проходили в конце 1980-х. То были первые ласточки.  

— Есть идея перевезти эти скульптуры к нам, — рассказывает директор Мемориального музея-мастерской Заира Азгура Оксана Богданова. — Планируем поставить их во дворике как продолжение экспозиции. Там они будут в безопасности от вандалов.

Такая площадка может стать примером парка скульптуры, идея создания которого обсуждается не первый год. Выработать концепцию соберутся 11 сентября в Мемориальном музее-мастерской Заира Азгура многие заинтересованные лица. Здесь же пройдет ставший традиционным День скульптора. С учетом того, что в Минске живут и работают более 100 профессиональных ваятелей (и это только те, кто входит в Белорусский союз художников), идей хватит на несколько городов.

Три веры Миндовга

 Возле Национальной библиотеки планировался парк скульптуры

 

 Лет пять назад сообщения об этом то и дело появлялись в прессе. Но пока у входа в «алмаз знаний» стоит только одна фигура — просветителя Франциска Скорины. А когда-то предполагалось, что в парке возле библиотеки появятся самые разные скульптуры, объединенные общей темой — история, культура, традиции Беларуси.

 Минский скульптор Алексей Сорокин, вдохновленный этой идеей, предложил вспомнить XVIII век. Решил создать «Корону Миндовга». Три зубца короны из мрамора и гранита, объединенные металлическим обручем,  выполнены каждый в своей стилистике. Они символизируют язычество, православие и католицизм.

 

— Миндовг несколько раз менял вероисповедование. «Корона» наглядно выражает, насколько сложные отношения с религией складывались у этого князя, — поясняет скульптор.

 

Макет этой так и не воплощенной в камне работы хранится в его мастерской.