Далекое-близкое

В небе над городом

Человек всегда смотрел в небо с надеждой. Он мечтал парить в воздухе, как вольная птица. Сегодня каждый из нас может взмыть ввысь на самолете или вертолете, однако всего столетие назад минчане считали, что полет — верный шаг к самоубийству

Легче воздуха

В конце XIX века минчане получили уникальную возможность наблюдать за полетом воздушного шара. Его установили в Губернаторском саду (ныне Центральный детский парк имени Горького) на треке и выставили вокруг оцепление. 26 сентября 1891 года публика начала стягиваться к месту старта. Шар лежал бесформенной грудой полотна. Рядом стояла железная печь, которую топили соломой. Горячий воздух по трубе поступал в шар. Для гостей, купивших за 40 копеек билеты, поставили в первых рядах скамейки, а остальным любопытствующим оставалось только оккупировать близлежащие холмы и берег Свислочи. Несколько дней весь Минск жил слухами о предстоящем полете. Кроме того, под конец выступления должно было состояться «смертельное шоу» — спуск на парашюте.

«Когда парашют был прикреплен к шару, господин Древницкий сел на трапеции внизу шара, крикнул: «Прощайте», и… помчался. Шар поднялся очень быстро и на значительную высоту. Понесло его на северо-запад. Не прошло и минуты, как он начал морщиться, наклоняться набок… Внезапно парашют как бы оторвался от шара вместе с господином Древницким… Первый момент падения был особенно быстрый, затем парашют раскрылся и падение стало затягиваться. Фигура Древницкого ясно вырисовывалась на воздушном фоне и колыхалась, будто маятник», — так описала это зрелище газета «Минский листок».

Приземление парашютиста прошло без эксцессов. Публика была довольна.

В 1893 году нечто подобное повторила Янина Мей. Намеченный подъем пришлось отложить на день из-за погоды. Однако к 6 часам вечера следующих суток воздухоплавательница поднялась в чистое минское небо и направилась в сторону Комаровки. Там парашютистка и спрыгнула, купол благополучно раскрылся, но его начало бросать из стороны в сторону. Толпа зевак бегом бросилась к Мей. С Комаровской площади парашютистку на руках принесли в ближайшую казарму, где ее осмотрели врачи. Позже выяснилось, что при приближении к земле Янина Мей потеряла сознание. Неудачный прыжок «окончился вывихом ноги, ушибом бедра и общим сотрясением».

Железные птицы

В начале XX века минское небо покорили самолеты: 22 августа 1910 году на Комаровском поле состоялся полет авиатора Ранка. Вокруг этого события развернулся настоящий ажиотаж. Все билеты на это шоу были раскуплены, а газеты пестрили сообщениями о предстоящем полете. Комаровское поле оцепили полицейские и военные. Над городской управой во второй половине дня подняли красный флаг. Это означало, что в 6 часов полет состоится. К месту старта потянулись тысячи минчан. В назначенный час заиграл военный оркестр, а Ранк завел мотор. Самолет двинулся на взлетное поле. Тут же к нему бросилось множество зевак. Авиатор вынужден был остановить машину: разогнаться аэроплану мешала толпа. Трижды он пытался взлететь и трижды ему это не удавалось. На четвертой попытке самолет оторвался от земли, развернулся и… рухнул на зрителей. Это известие в самый короткий срок облетело всю российскую империю. «При четвертой попытке разогнаться Ранк налетел с аэропланом на публику. Убит аэропланом портной Фельдман, смертельно ранена жена сапожника Бемана и легко ранена девочка Алибова», — писало «Русское слово».

Читайте также:  У фабричной заставы

Неудачная первая попытка покорить минское небо на аэроплане не смогла задержать развитие авиации. Уже через 8 месяцев с того же поля взлетел известный русский авиатор Сергей Уточкин. Его самолет «Фарман» благополучно оторвался от земли и взлетел на высоту 150 метров. Уточкин развернулся в районе Комаровского леса и благополучно приземлился. Во время второго взлета он сбросил пакет точно в очерченный круг. После этого в воздухе побывали вместе с легендарным пилотом и двое минчан-смельчаков.

С тех пор никого уже невозможно было удивить аэропланом. Про них писали обширные статьи городские газеты, да и в кинотеатре можно было посмотреть, как летал Уточкин и другие российские и европейские пилоты.

В лихую годину

В XX веке Минск и минчане впервые столкнулись с военной авиацией. До этого минское небо бороздили лишь гражданские самолеты, да и то чаще для увеселения публики.

Но 1 августа 1914 года Российская империя вступила в Первую мировую войну и Минск перешел на соответствующий режим. Через город проходили сотни составов, доставлявшие на фронт солдат и боеприпасы. В обратном направлении шли вагоны с пленными и ранеными. В 1915 году Минск стал прифронтовым городом. Тогда же его жителям впервые пришлось столкнуться с атакой с воздуха. В ночь с 1 на 2 октября 1915 года минский железнодорожный вокзал впервые подвергся нападению немецкого дирижабля и с тех пор «Цеппелины» продолжали в сумерках бомбить город.

Через три месяца Минск бомбардировали уже немецкие самолеты. Тогда на город посыпались зажигательные бомбы.

В июне 1941 года события повторились. Минчан опять бомбардировали с бортов самолетов, и это снова были немцы. 24 июня атаке с воздуха подверглись все важнейшие объекты белорусской столицы. Были выведены из строя электростанции, водопровод, прекратили работу хлебозаводы и магазины, остановился городской транспорт. Пожары, раздуваемые сильным ветром, охватили значительную часть Минска. Многие дома превратились в груду развалин. А через четыре дня фашистские танки вступили в город. Начались 1.100 дней оккупации.

Ну и ну!

Таинственный странник

В феврале 1913 года над Минском видели светящийся летательный аппарат

«Аэроплан был виден в течение вечера несколько раз. В 10 вечера его видели на Юбилейной площади и Кальварийской. Затем его видели в 12 часов ночи в вокзальной части города. Видели его и в 2.30 ночи. В это время, по словам очевидцев, аэроплан или, как они утверждают, дирижабль опустился довольно низко над городом и освещал прожектором путь. Аэроплан будто находился в стороне Серебрянки. Прибывшие вчера по железным дорогам из окрестностей передают, что они видели аэроплан в Осиповичах» сообщила «Минская газета-копейка» в № 181. Кроме того, газеты наперебой сообщали, что подобный летательный аппарат был замечен в других уголках Северо-Западного края. В январе «таинственный аэроплан» летал над Гомелем, Гродно, Белостоком, освещая свой путь электрическим прожектором. Затем в феврале над Двинском наблюдали неизвестный дирижабль. «При повороте его были ясно видны три фонаря, и был слышен шум пропеллера. Многочисленная публика, гуляющая по улицам, наблюдала также быстрое удаление дирижабля на запад».