Гордость столицы - династии

Борьба Пирских

Более тысячи поединков на борцовских коврах провели представители династии Пирских. В их активе награды чемпионатов мира и Европы, страны. У каждого из четырех представителей династии свои заслуги и достижения. Но в одном они сходятся: борьба — лучший вид спорта. Для мужчин

В спартанских условиях

Борцовские корни Пирских уходят в 60-е годы прошлого века. Именно тогда Виктор Георгиевич, будучи учеником горного училища в Свердловске, познакомился с видом спорта, в который влюбился навсегда.

— Мои родители никакого отношения к спорту не имели — они были железнодорожниками, — вспоминает он. — В школе на переменах мне нравилось поднимать 32-килограммовую гирю, которая стояла во дворе, зимой катался на лыжах, летом играл в футбол. А в училище Петя Шевченко из Гомеля показал мне и однокурсникам, что такое борьба. Все свободное от учебы время старался проводить в зале и постигать азы этого единоборства. Условия были спартанские — гимнастический ковер и холодная вода из-под крана. Но разве это могло остудить мой пыл!

Уже через год юный талант стал третьим на городских соревнованиях, выиграл турнир среди профтехучилищ, остановился в шаге от наград на республиканской спартакиаде. Через три года он боролся на первенстве СССР. От того турнира у Пирского­старшего на всю жизнь остался знак — рассеченная бровь: в одной из схваток столкнулся с соперником. В Свердловске его встречали как героя. В газете «Знамя шахтера» появилась статья о юном борце и фото… с подбитым глазом.

 Борец из шахты

Когда Виктор Георгиевич окончил учебу в училище, то загорелся желанием поступить в институт физкультуры. Но нужно было по распределению отработать в шахте. Поэтому документы в вуз даже не приняли.

— Предложили без отработки поступить в военно-техническое пожарное училище во Львове, — рассказывает глава династии. — С экзаменами справился без проблем. Меня побрили, надели форму, а за полмесяца до присяги повели на экскурсию в часть: пожарные машины, техника для тушения пожара. И мне стало скучно. Нутро подсказывало: «Не мое это, не мое!» После экскурсии попросил короткий отпуск, якобы за вещами в Свердловск съездить. Но знал, что не вернусь. Уж лучше в шахту, а в свободное время тренировать детишек…

 Спортивные баррикады

Отработав в шахте, он осуществил-таки свою мечту — поступил в институт физкультуры в Минске. Затем события развивались стремительно: познакомился с будущей супругой, женился, родился сын Жора. В этой части разговора Виктор Георгиевич делает лирическое отступление:

— Жену Галину встретил в вечерней школе, где учился товарищ. Заметил в коридоре учебного заведения темненькую красавицу с косой. Решил познакомиться: мол, какой предмет преподаете? Оказалось, что белорусский язык. Я ей вопрос в лоб: «Как с белорусского переводится «арэлi»?» А она не в курсе. Пришлось просветить, что это качели. Потом был период романтического ухаживания, прогулок… А после окончания института начались суровые будни. Тренером было не устроиться, поэтому пошел учителем в школу № 16.

Молодого специалиста работа с детишками увлекла. Уроки старался проводить с огоньком. Но неизменно тянуло в тренеры. И когда появилась вакансия завуча в спортивной школе, согласился. А еще предоставлялась возможность вести секцию. Через пару-тройку лет его воспитанники начали завоевывать награды на городских и республиканских турнирах, а сам Виктор Георгиевич повесил борцовки на гвоздь. Это совпало с рождением второго сына — Вячеслава. Причем супруга сделала подарок: Слава появился на свет 5 сентяб­ря — аккурат в день рождения мужа.

 По стопам отца

— Когда сыновья подросли, забрал их в зал, — продолжает Пирский-старший. — Жора был доволен, а Слава не очень. Он мечтал о хоккейной карьере. Зато сорвиголовы были под присмот­ром. Братья приводили друзей в секцию. Жора выполнил норматив кандидата в мастера спорта и оставил борьбу. А Слава добился высоких результатов: стал чемпионом мира среди юниоров, выиграл спартакиаду СНГ. Затем в карьере были самбо и… сумо. Да, да! Сыну удалось победить на Гран­при в Москве, а затем стать и чемпионом Европы. Младший Сашка также понюхал пороху на международных турнирах по борьбе. Все трое сыновей окончили академию физкультуры и вкусили тренерского хлеба. Их хватило ненадолго. Молодым специалистам крайне сложно: весь день при деле, а зарплата мизерная. Выручил Вячеслав — генератор идей. Он создал фирму по производству стеклопакетов, где сейчас работают братья. Любопытно, что у всех до прошлого года в семьях рождались исключительно девочки — аж шестеро. Сыновья начали подшучивать над отцом: мол, па, выдай секрет, как у тебя с мамой появились три мальчугана?! Похоже, Пирский-старший тайну выдал только Георгию, у которого в прошлом году родился Иван.

Трио богатырей приходит побороться к отцу на ковер и ныне. В командном зачете пальма первенства за Вячеславом, который берет весом. Против 140-килограммового соперника не устоишь.

— Глядя на сыновей, вспоминаю их детство — такие озорные были, — с грустинкой в голосе говорит Виктор Георгиевич. — Утихомиривал их пряником и кнутом. Помню, Славка курить пробовал. Сели мы на балконе, я даю ему две сигареты и говорю: «Кури!» Он в слезы. Так и оту­чил от вредной привычки.

Есть в семье хорошая традиция — собираться вместе по праздникам. Причем место дислокации постоянно меняется — все хотят принимать гос­тей. И продолжение династии подрастает. 10-летняя дочь Вячеслава Ангелина собирается в сентябре записаться в секцию дзюдо. Девочка пять раз подтягивается на турнике, крутит колесо и спрашивает у деда про кимоно…