Далекое-близкое

И смех и грех

В дореволюционном Минске в судах разбирались десятки дел. Некоторые были довольно любопытны с точки зрения современного человека

Перед судом присяжных предстал сын генерала от инфантерии акцизного надзирателя Кронмана. Его обвиняли в том, что в Общественном собрании (располагалось в доме на пересечении современных улиц К. Маркса и Красноармейской, здание не сохранилось) он был уличен в покраже бильярдных шаров и меховой шапки у товарища (помощника. — Прим. ред.) прокурора. Выслушав все за и против, присяжные оправдали Кронмана. Его отпустили на свободу, признав клептоманом.

****

К четырем месяцам тюрьмы приговорили некоего Прайса, становившегося молодоженом 20 раз. Всякий раз после заключения брака он бросал очередную супругу и с частью ее сбережений отправлялся на поиски новой жертвы.

****

К годичному тюремному заключению приговорен крестьянин Ластовка. Он и его приятели нашли павшую лошадь. Ободрав шкуру, продали ее за 4 рубля. Отпраздновать удачу решили в корчме на Лошицком тракте. В это же заведение зашел кондуктор Чебурков. Расхрабрившийся от выпитого Ластовка подсел к нему и представился агентом сыскного отделения. После «обыска» у Чебуркова пропали часы и кошелек.

****

Неожиданно завершилось слушание дела по обвинению мещанина Павловича в убийстве тещи. Во время ссоры с матерью жены он схватил нож и нанес жертве несколько ударов. Опомнившись, вызвал врача, но теща к тому времени уже скончалась. Выступая в суде перед присяжными, все родственники обрисовали покойную с самой отрицательной стороны. Даже тесть сказал, что сам бы совершил вскоре это преступление, потому что такой сварливой бабы нет в целом свете. Присяжные заседатели вынесли Павловичу оправдательный приговор.