Мегаполис

Гражданин княжества Литовского

Лет 20 назад потомков знаменитого рода Радзивиллов в Несвижский замок не пустили. Тогда там был санаторий, и путь князьям преградила вахтер

— К счастью, с тех пор многое изменилось, — говорит Матей Радзивилл. — Резиденция предков для меня не просто памятник архитектуры. До войны там жила моя тетя Эльжбета, которой сейчас 93 года. Она неплохо помнит интерьер залов, и с ее помощью реставраторы смогли максимально точно восстановить внутреннее убранство замка. Мы внимательно следим за его обновлением. В семье сохранилось немало легенд, связанных с зарытыми кладами и скрытыми под землей переходами. Многие тайны еще надо разгадать.

Об этих и других фамильных секретах Матей Радзивилл рассказал в Национальной библиотеке Беларуси, где прошла презентация почти семикилограммового издания «Радзивиллы. Альбом портретов ХVIII-ХIХ веков». Страницы фолианта, выпущенного издательством «Белорусская энциклопедия имени Петруся Бровки», украшают  факсимильные гравюры с изображением представителей старинного рода.

— Мы прилетели в Минск на самолете и не сможем отвезти такой увесистый подарок всем родственникам, — признается князь Матей. — Но с ним познакомятся все Радзивиллы, живущие в Польше. Летом на малую родину планирует приехать и пани Эльжбета, которая по-прежнему очень энергична и активна. Нам небезразличны перемены в вашей стране. Ведь  мы когда­то были одним государством. Не случайно на вопросы журналистов о национальности я отвечаю, что считаю себя гражданином Великого княжества Литовского. 

Оригинал альбома портретов Радзивиллов, выпущенный в ХVIII веке, хранится в Национальном историческом архиве Беларуси. Этот печатный памятник возвратился в национальную культуру с комментариями и биографиями 165 представителей 17 поколений магнатского рода, среди которых были сенаторы, военачальники, философы, поэты, композиторы. Оригинал фолианта на латыни. Факсимиле выпущено на белорусском, русском и анг­лийском языках. Тираж — две тысячи экземпляров. Специальную акварельную бумагу полгода ждали из Санкт-Петербурга. Она имитирует старинную бумагу белорусских мануфактур.