Гордость столицы - династии

Рисовал мальчишка паровозы…

Дед и отец Юрия Занадворова были железнодорожниками. Эту же профессию выбрал и он. Вот только сменил наземную дорогу на подземную. В минском метро Юрий Станиславович работает машинистом более четверти века. В белорусскую столицу переехал из Ташкента. И хотя Минск полюбил всей душой, ему часто снится квартал Чиланзар, где прошли детство и юность…

Зов крови

Про своего деда собеседник знает совсем немного из скупых рассказов отца. Иосиф Занадворов жил с семьей в Бухаре, работал машинистом паровоза. В 1937 году его репрессировали, отправили в лагерь.

— Бабушка была вынуждена уехать с двумя детьми в Ашхабад. Моему отцу тогда было 11 лет, — рассказывает Юрий Занадворов. — До сих пор у нас нет никаких сведений о дедушке: когда он умер, где похоронен. Бабушка погибла во время страшного землетрясения в 1948 году. За несколько секунд 130-тысячный Ашхабад был полностью уничтожен стихией. Очень жалею, что о многом не расспросил отца, сам он неохотно вспоминал свое детство, видимо, давило клеймо «сын врага народа». Сегодня столько вопросов хотелось бы задать, но ответить на них уже некому. Папа умер в 2001-м, а мама через год…

Станислав Иосифович пошел по стопам отца — стал помощником машиниста паровоза. В годы Великой Отечественной перевозил грузы, на фронт его не отправили, у железнодорожников была бронь. После войны из-за ухудшения зрения переквалифицировался в строители, возводил жилые дома. В то время Станислав Занадворов уже переехал в Ташкент, женился.

Сын Юра родился в 1954 году. В детстве он, как и многие мальчишки того времени, мечтал стать летчиком. А железной дороги почему-то боялся.

— В 6-м классе я вдруг стал рисовать паровозы, — вспоминает Юрий Станиславович. — Твердо решил, что после школы пойду учиться в железнодорожный техникум. Наверное, это был зов крови…

Так он поменял облака на рельсы. Окончил отделение «Тепловозное хозяйство». В армии служил в железнодорожных войсках — строил новые ветки. На грузовых поездах Юрий объездил половину Советского Союза — от Череповца до Тюмени. Вернувшись домой, работал на железной дороге.

 Самое красивое

— И вот узнаю, что у нас собираются строить метро, — продолжает Юрий Занадворов. — Это была первая подземка в Средней Азии. Как можно было устоять перед такой заманчивой перспективой? Подал документы. В конце 1976-го меня вместе с другими машинистами отправили на полгода стажироваться в Москву в депо «Сокол». Мастерство машиниста метро осваивал на тогдашней Ждановско-Краснопресненской линии.

Юрий Станиславович до сих пор помнит, как впервые сел за контроллер (устройство, с помощью которого управляют поездом. — Прим. авт.). Волновался страшно, но с задачей справился. «Для новичка неплохо», — похвалил его наставник машинист Владимир Широбоков.

В ноябре 1977 года состоялся торжест­венный пуск ташкентского метро. Первая линия включала девять станций и соединила центр города со спальным районом Чиланзар. Ее протяженность составляла чуть более 12 километров.

— Ташкентское метро — самое красивое, — считает Юрий Занадворов. — На отделку станций не скупились — мрамор, мозаика… Кроме того, метро строили с учетом сейсмической активности этого района, землетрясения здесь были часто.

В первый день работы подземки выстрои­лась огромная очередь за пятикопеечными монетами, которые тогда использовали для оплаты проезда. Особо нетерпеливые совали контролеру полтинники и даже рубли, чтобы поскорее очутиться в подземке.

В 1977-м произошло еще одно важное событие в жизни Юрия. В сентябре он женился. С будущей женой познакомился в день своего рождения. Нину привела в гос­ти соседка. Симпатичная хрупкая девушка училась в дошкольно­педагогическом техникуме. Юре она сразу понравилась. С тех пор они не расставались.

 Следующая остановка Минск

Юрий Станиславович признается, что давно мечтал уехать из Ташкента. Устал от жары. Почти семь месяцев на градуснике до +50 °С. К тому же постоянная опасность землетрясений.

— Мне было 12 лет, когда утром 26 апреля 1966 года в результате землетрясения была разрушена половина города, — вспоминает собеседник. — Люди выносили матрацы и спали на улице, боялись оказаться погребенными под руинами домов.

В телевизионных новостях сообщили, что в Минске построят метро. Юрий загорелся идеей переехать в Беларусь.

— Была еще одна причина: с помощью переезда мы с женой надеялись решить квартирный вопрос, поскольку жили у родителей Нины, а очередь на жилье в Ташкенте была немаленькой, — отмечает Юрий Станиславович. — О Беларуси от знакомых слышал только хорошее. Вот и отправился на разведку в Минск. Пообщался с руководством будущей подземки. Дали добро и предложили строить кооперативную квартиру.

В августе 1984 года, спустя месяц после открытия в Минске метро, Юрий переехал в белорусскую столицу. Из Ташкента его долго не хотели отпускать. Позже перевез Нину и двоих сыновей. Третий родился уже здесь. Вместе с Занадворовыми в Минск прибыли еще несколько коллег Юрия Станиславовича. Они до сих пор дружат семьями.

— В 1984-м была только одна линия мет­ро, поезда ходили от «Института культуры» до «Московской», — продолжает собеседник. — Поначалу, как и в Москве, машинисты ездили с помощниками. А потом управляли поездом, выражаясь техническим языком, в одно лицо.

Сегодня Юрий Занадворов — машинист первого класса, самого высокого по шкале профессионального мастерства.

Сыновья

Метро оставило след и в судьбах сыновей Юрия Занадворова. Начиналось все с детской железной дороги. Курс юного железнодорожника здесь прошли старшие сыновья Антон и Павел. Оба позже окончили колледж железнодорожного транспорта, работали в метрополитене электромеханиками. Антон учился заочно в БНТУ. Получив высшее образование, сменил работу — сейчас трудится в строительной фирме.

Младший сын Михаил к подземке интереса не проявлял. Но династию все же продолжил — тоже работает на транспорте. Он водитель троллейбуса.

Зато рельсы манят представителя самого младшего поколения. У внука Занадворовых первоклассника Жени любимая игрушка — железная дорога. Каждый раз мальчишка собирает ее по-новому. Кто знает, может, лет через двадцать он, как когда­то его дед, поведет поезд по новой, уже третьей, линии минского метро…