Городское хозяйство

По тропам некрополя

Последний раз в этом году минчане массово посещали могилы усопших в начале ноября, на Деды. А что происходит на кладбищах сейчас, в межсезонье?

Мертвые забыли о живых

В рабочей экскурсии по некрополям столицы нашим гидом стал заместитель директора по идеологической работе УП «Спецкомбинат коммунально­бытового обслуживания» Сергей Тур. Денек выдался подходящий — пасмурный, с промозглой осенней изморосью. Не позавидуешь тем, кто трудится под открытым небом, в частности на территории меж крестов и надгробий. Пока ехали, Сергей Тур рассказал, что главная задача сейчас — убрать опавшую листву, обрезанные и обломанные ветром сучья. Благо в последнее время мусоровозы спецкомбината на полигонах пропускают без очереди. Это позволяет сделать больше рейсов за день. Что касается бытового мусора, он уже вывезен. В этом плане в течение года наблюдается несколько проблемных периодов, связанных с массовыми посещениями: Пасха, Радуница и Деды. Около 900 установленных на кладбищах контейнеров заполняют доверху. И чтобы полностью завершить уборку и вывоз отходов, требуется до двух недель.

Первый объект посещения — одно из старейших, открытое в 1885 году кладбище «Масюковщина». Небольшая территория плотно покрыта могилами, проходы меж отдельных оград такие узкие, что едва протиснешься. Под ногами ковер из опавших листьев.

— Согласно законодательству родственники и организации, которые произвели захоронение, должны не только содержать в порядке места внутри оград, но и расчищать проходы за ними, — говорит наш гид. — Однако зачастую эту работу вынуждены выполнять наши уборщики.

Много заброшенных могил с полуразрушенными надгробьями, покрытыми ржавчиной, наклоненными крестами и оградами. Но работники кладбищ не имеют права на какое­либо вмешательство: надмогильные сооружения — собственность родственников умершего. А потому развешивают на оградах таблички с напоминанием о том, что могила нуждается в уходе.

Останется только один?

Следующая остановка «Колодищи». Это один из трех открытых для массовых погребений некрополей (кроме «Михановичей» и «Западного»). Ежедневно здесь производят в среднем 12 захоронений. Ряды свежих могил растут на глазах. По словам смотрителя кладбища Олега Володько, на свободных площадях осталось 6.760 мест.

Несмотря на огромную площадь (более 60 гектаров), на кладбище порядок. Асфальтовые дорожки подметены, повсюду установлены контейнеры, в том числе для сбора ПЭТ-бутылок. (Такие специальные емкости, пояснил замдиректора спецкомбината, в текущем году установили на всех крупных кладбищах.) Есть несколько стационарных туалетов, десятки скамеек и беседок с навесами для отдыха посетителей.

А вот на новых участках для захоронений горы листьев. Смот­ритель пояснил, что листву привозят специально из города, чтобы защитить от промерзания почву. Не секрет, что выкопать зимой могилу — задачка не из легких.

Заинтересовал ровный зеленый прямоугольник земли (100 на 30 метров). Оказалось, что это ноу­хау — газонный участок, предназначенный для погребений по западному образцу и рассчитанный на 300 мест. Никаких холмиков и оград, только надгробный камень определенной высоты. Преимущества — экономия земли, а для родственников усопшего — снижение затрат по сравнению с традиционным обустройством могилы. Захоранивать таким образом можно будет в следующем году. Если эксперимент удастся, подготовят еще один участок.

Читайте также:  Зеленая улица

Как бы то ни было, через два года ресурс «Колодищей» будет исчерпан. Также через два­три года придется закрыть кладбище «Михановичи», поделился невеселым прогнозом Сергей Тур. Длительное время рассматривался вопрос строительства нового кладбища возле деревни Юзуфово, что в направлении Радошковичей. Но в результате вынесен отрицательный вердикт. На сегодняшний день принято решение о расширении (строительстве 2-й очереди) кладбища «Западное». Но здесь есть один недостаток — глинистая почва…

В мир теней по терминалу

Но вернемся в наш белый рафик, который мчится по направлению к кладбищу «Восточное» (минчане его называют еще «Московское»). Здесь, как известно, похоронены видные белорусские политические и общественные деятели. Это единственный нек­рополь, который в ночное время охраняет милиция.

Въезд на территорию преграждает шлагбаум с табло, на котором высвечена цена проезда: 3.000 руб­лей для легкового транспорта; если с прицепом, а также для автобусов в два раза дороже. Такие же автоматические устройства уже стоят и на въездах в другие наиболее посещаемые некрополи.

За 9 месяцев текущего года в книги замечаний и предложений, хранящиеся в администрациях кладбищ, внесены 86 записей. Из них 54 — благодарности рабочим, смотрителям и заведующим.

Еще одна техноновинка размещена сразу за воротами — терминал с большим экраном. Он помогает ориентироваться на огромной территории. Мы набрали на клавиатуре известную фамилию одного из погребенных здесь, и на мониторе высветились дата захоронения, номера участка и могилы, а также маршрутная схема. В базу данных внесены все, кто здесь покоится, за исключением тех, сведения о которых за давностью утеряны.

Сергей Владимирович сообщил, что такие терминалы работают также на кладбищах «Западное» и «Военное», а до конца 2011 года будут установлены на «Михановичах», «Колодищах», «Кальварийском», «Северном» и «Чижовском». За каждым из них закреплены некрополи поменьше, так что в терминалах будет содержаться информация по захоронениям на всех 23 кладбищах Минска.

Касательно благоустройства, для «Восточного» (как и многих других некрополей, а паче всего для «Кальварийского») актуальна проблема наличия аварийных деревьев. Вот и в этот день на одной из аллей трудилась спецбригада с автовышкой. Заведующий кладбищем Сергей Мальцев сказал, что на следующий год подали заявку на снос 200 аварийных деревьев, которые могут упасть на могилы, повредить надгробия и ограды. В основном это старые тополя. К работам в труднодоступных местах, куда не может дотянуться автовышка, привлекают промышленных альпинистов.

В текущем году, по данным спецкомбината, на кладбищах снесли более 550 аварийных и сухостойных деревьев. Но этого мало.