Персоны

Богдан Ступка: «Мечтаю о роли без слов…»

В Минск народный артист Украины Богдан Ступка теперь приезжает не только как популярный деятель культуры и искусства. В этом году он признан самым импозантным мужчиной страны-соседки. Так решили женщины…

— Они выбрали меня секс-символом Украины, — рассказывает, лукаво посмеиваясь, Богдан Сильвестрович. — Воспринимаю новое амплуа как шутку. Героев­любовников давно не играю, хотя рискнул попробовать себя в этом качестве в картине белорусского режиссера Ренаты Грицковой «Инсайт». Я очень люблю психологические роли, а в ее фильме такие мотивы есть. Дух драмы чем­то похож на чеховские произведения. На самом деле зрители устали от убийств и стрельбы. Недавно Рената сняла в своей новой ленте моего сына Остапа. Теперь очередь за внуком. Он тоже актер.

— Вы очень занятой человек и все­таки находите время для Минского международного кинофестиваля «Лістапад». Заранее включаете поездку в график?

— Иногда и обстоятельства складываются благоприятно. На этот раз немного раньше завершил съемки в Москве. Успел заехать на один день домой, а из Киева сразу к вам. Мне в вашей стране очень комфортно. В каком­то смысле считаю себя своеобразным сателлитом «Лістапада». В 2004 году забрал на этом кинофоруме все актерские призы. «Лiстапад» достиг определенной вершины и каждый год подтверждает высокий статус. Надеюсь бывать здесь и в дальнейшем. Я действительно обожаю вашу страну, «мову», театр имени Янки Купалы, где работает мой закадычный друг Арнольд Помазан, с которым мы почти полвека назад вместе учились в театральной студии.

— Вы переиграли всех гетманов и генералов. Кого из известных личнос-тей минувших веков хотели бы еще воплотить на экране?

— Недавно довелось исполнить роль председателя комитета по кинематографии и советского посла в Париже. Съемки проходили в Грузии и во Франции. С удовольствием побывал в этих странах. С радостью сыграл бы известного украинского мыслителя Григория Сковороду или белорусского просветителя Франциска Скорину. Думаю, они оба философы. Мне нравятся такие люди, хотя в каждом человеке есть что­то от мыслителя. Кто-то из нас ничего не понимает в политике или жизни, но мы читаем книги, размышляем и постепенно начинаем философствовать. Не могу не вспомнить советские газеты. В них всегда был второй план, который многие научились понимать без пояснений. Сегодня ситуация иная. Появилось огромное количество бульварной прессы. На ее страницах все переворачивают с ног на голову. Где только научились врать? В такой ситуации стать философом сложнее. А еще я мечтаю о роли без слов, чтобы попробовать передать мысли и эмоции только с помощью выразительности глаз, мимики, внутреннего напряжения чувств. Важно, чтобы нашелся дос­тойный образ с ярким характером и, желательно, сложной судьбой. Иначе получится обычная декорация к сюжету.

Читайте также:  Олег Орлов: «В искусстве должна быть загадка»

— В следующем году программу «Лістапада» планируют дополнить номинацией сюжетов, снятых на мобильные телефоны. Как относитесь к этой идее?

— Не уверен, что будет успех. Сегодня многие считают себя режиссерами, сценаристами, композиторами. Но разве получится кино, если внутри у человека ничего нет. «Ступочка, — говорили мне во время учебы в Киевском институте театрального искусства педагоги, — кино — это художественное произведение. И создавать его надо на должном уровне». Лекарства от безвкусицы не знаю. Чего нам не хватает сегодня в кино и в театре, да и в жизни? Элементарной порядочности, чувства уважения друг к другу, морали.

— Вы мудрый и веселый человек. Вы такой и на сцене, и вне ее?

— В театре и на съемочной площадке я склонен доверять режиссеру. Именно он держит в голове все линии роли, в то время как актер бывает на площадке наездами. Самое страшное для меня — достичь чего-то и остановиться. Горжусь своим театром. Мы никогда не шли на поводу у зрителей. Сейчас во многих спектаклях идут сплошные раздевания и мат. Я не приемлю таких отношений ни на сцене, ни вне ее. Мы ставили и продолжаем ставить высокохудожественную классику. Залы у нас полные, за билетами нередко стоят очереди.

— Говорят, вы хотите отказаться от руководства Киевским международным кинофестивалем. С чем это связано?

— Не хватает времени. Слишком много усилий надо тратить на решение организационных проблем. Непросто также вести переговоры со звездами. Особенно мировой величины. Они требуют слишком большие гонорары. Стараемся идти на небольшие хит­рости. Например, пытались зазвать в гости Дастина Хоффмана. Чтобы привлечь его внимание, пообещали открыть музей его имени. Я был на это готов! Но артиста такое предложение не заинтересовало…

Несмотря на все это, от общественной работы я не откажусь. Очень хочется создать свой театральный фестиваль.