Заводской район

Стержень столицы

Одни говорят, что Заводской район — это окраина Минска. Другие называют его стержнем столицы. Как бы мы ни убеждали самих себя в превосходстве современных хайтековских технологий, реальную основу жизни ничто не заменит

Заводской район — это абсолютная реальность, то, что можно потрогать руками. То, что мы называем реальной экономикой. У этого района есть свой запах и цвет. Не всегда приятный, но завораживающий. Проедьте вечером на автомобиле по Партизанскому проспекту. Прочувствуйте его. Ровный, широкий, он как бы уходит в бесконечность.

У Заводского района есть свой характер. Подъезжая к автозаводу, обратите внимание: справа улицы Трудовая, Социалистическая, Шоссейная. Слева — Котовского, Лазо, Одесская. А когда­то здесь была деревня Красное урочище. Сегодня мало кто помнит об этом. Именно на этой левой стороне строили дома и селились первые рабочие автозавода. Заводили семьи, детей, обустраивались и работали на предприятии. По вечерам бегали на танцы — «на веранду», в выходные копались в огородах.

И сегодня ту послевоенную молодежь уже в почтенном возрасте можно увидеть летом «на корчах» на танцах. Осенью и зимой — на дискотеке во Дворце культуры автозавода. Танцуют все те, кому за 7…

Любой район — это люди. Каждый из них — знаковая фигура, они и определяют лицо нашей столицы. В преддверии IV Всебелорусского собрания мы встретились с одним из делегатов от Заводского района директором Института мясо-молочной промышленности Национальной академии наук Алексеем Викторовичем Мелещеней.

— Алексей Викторович, ваш институт — своего рода научно-практическая диспетчерская для всех предприятий — переработчиков мясо-молочной продукции. Над чем работаете сейчас?

— Мы разрабатываем проекты реконструкции отдельных цехов и участков по переработке мяса и молока. Проводим научное сопровождение запуска нового оборудования. Конкретный результат этой деятельности — выпуск сыров в Новогрудке, Орше, Пружанах, Нарочи. Работа по переработке мяса в различные изделия завершена в Ошмянах, Витебске, Могилеве.

Особый раздел нашей деятельности — разработка и практическое внедрение в производство детского питания. Помимо того, что мы институт, мы еще и производственное предприятие. К концу года объем собственной товарной продукции превысит 10 миллиардов рублей. В рамках программы «Дети Беларуси» разработаны принципиально новые технологии производства продуктов питания для детей раннего возраста.

— В последнее время в некоторых независимых СМИ с регулярной точностью появляются материалы о неэффективности нашего сельского хозяйства. Мол, импортные аналоги продуктов питания дешевле.

— Здесь есть некоторая подмена понятий. Во­первых, при всех равных условиях вложенные 100 долларов на гектар у нас и в Испании дают разный результат. Почему? Ответ прост: кто считал природную ренту, то есть погодные условия? Во­вторых, не будем забывать, что мы живем в зоне рискованного земледелия. У нас сельхозцикл 120 дней в году, из них 30 приходятся на сенокос. В-третьих, и это, наверное, самое главное — системные радикальные вложения пошли на развитие села только в последние 15 лет. Для сельхозпроизводства это очень маленький срок. В прошлом веке на протяжении десятилетий из села были выкачаны не только материальные ресурсы для индустриализации, но и человеческий капитал. У аграриев есть формула 4к: корова — коровник — корма — кадры. На вид все просто. На практике не очень. Но уверен, что аграрии возьмут этот «не берущийся интеграл». Я бы повел разговор в другой плоскости: нам нужно снижать издержки. Над этим и работаем.

— Каковы мировые тенденции развития рынка продовольствия? Что является определяющим?

— Если коротко, то качество. Рынок продовольствия неисчерпаем. Даже в мировой кризис цены на землю и продовольствие стабильно росли. Но не это главное. Все ликвидные рынки там, где хорошо платят, поделены. На них нельзя прийти, на них нужно ворваться. Что мы имеем на сегодня? Самую высокую площадь земельных угодий на душу населения в Европе, низкий уровень химизации земли, хорошие традиции. Ниша, которую можем занять, — это экологически чистые продукты питания. Европейцы за последние 100 лет настолько протравили свои земли, что никакие чудеса в технологиях не дадут экологически чистых продуктов. И европейцы это хорошо понимают. Курица, бегающая полный природный цикл, в пять раз дороже бройлера, выращенного по интенсивным технологиям. Экологически чистый сельхозрынок — это не только продукты питания, но и натуральная косметика, ткани для одежды.

— Вернемся к ценам. Так почему все­таки у нас достаточно высокие цены на продукты питания? Где, на ваш взгляд, издержки?

— Снижение издержек лежит в оптимизации производства сельхозпродукции. Хозяйст­во в 3-5 тысяч гектаров земли имеет большие издержки на содержание аппарата, нежели крупнотоварное в 10-15 тысяч гектаров. Местные власти ведут работу в направлении укрупнения хозяйств. Далее — мы застряли посередине крупнотоварного и мелкосерийного производства. Поясню конкретнее: интенсивное, низкое по цене производство — это производство, основанное на системах интенсивного выращивания скота и мяса. В птицеводстве по уровню производства мы вышли практически на европейский уровень, и по качеству есть подвижки в лучшую сторону. Если свинью в Европе до убоя выращивают за 150-160 дней, то у нас в некоторых хозяйствах этот срок доходит до 270. Считайте сами: лишние 120 дней надо кормить, отапливать, ухаживать. Это и есть сокращение издержек. Диктат технологии — вот путь к высокой рентабельности и низким ценам.

По экологически чистому производству ситуация тоже требует и времени, и кропотливой работы. Поймите правильно, эта система настолько жестко зарегламентирована, что требует очень больших средств и времени для ее внедрения. Начиная с сертификации полей по выращиванию кормов, сертификации ферм, где содержится скот; соблюдения норм по упаковке, калибровке и так далее. Современное развитие сельского хозяйства полярно — от крупнотоварных комплексов (европейцы считают, что площадь таких хозяйств должна быть не менее 20 тысяч гектаров) до мелких фермерских хозяйств, занимающихся элитарным производством экологически чистых продуктов.

— Возможна ли в этой облас­ти полная либерализация и отход государства от управления сельским хозяйством? Сформулирую вопрос проще: может, стоит отпустить сельское хозяйство в свободное плавание?

— Нет, этого делать нельзя. Во­первых, конкуренция на высокодоходных рынках очень высока, я об этом уже говорил. Это значит, что протекционизм государства на любом уровне, включая и международный, необходим. Есть и другой аспект — финансовый. Любая сертификация не по карману частнику. Стоимость сертифицирования продукции на свободном рынке колеблется от 50 тысяч долларов до 300 тысяч. Государство и в этом вопросе дотирует производителей. Никто не может реально оценить маркетинговые услуги государственных органов.

— В вашем институте ведется целое направление по детскому питанию. Но больная тема на сегодня — школьное питание: многие дети отказываются там кушать. Ваше мнение?

— Есть разница между домашним и школьным питанием. Дома мы стараемся готовить вкусно. В школе же детей кормят по принципу: что полезно для растущего организма. С другой стороны, думаю, при согласии родителей не стоит детей заставлять питаться в школе. Но и пресса, и врачи­диетологи должны объяснять мамам и папам, что полезно, а что вредно для растущего организма.

— В прошлом году отшумели молочные войны с Россией, но интерес российского бизнеса к нашим молокозаводам остался. По этому поводу есть разные мнения: одни говорят — продадим, другие — ни в коем случае. Может быть, истина где­то посередине?

— Приход любого инвестора можно и нужно приветствовать. Но инвестор не может приходить на предприятие, выкручивая при этом руки продавцу. Пристальное внимание к нашей перерабатывающей отрасли, включая и мясокомбинаты, — планомерный результат развития за последние годы. Но давайте не забывать, что переработка прочно увязана со всей системой сельхозпроизводства. Она посередине.

— Что такое для вас, Алексей Викторович, Заводской район? В чем его особенность?

— Это моя жизнь, работа, семья, интересы. Есть такое понятие — космическая простота. Это глядя в окно кажется, что все просто. Цеха, производственные корпуса. А за стенами люди. Производство не заболтаешь и не уговоришь. Заводы — это коллективы со своими традициями. Вы начинаете молодым — вас учат. Проходит время — становитесь наставником. Нашим автозаводом в свое время руководили легендарные люди: Демин, Лавринович. В районе их помнят и чтят. Привлечь молодежь в цех, вырастить фрезеровщика, токаря, гальваника одними лозунгами невозможно. Нужно создавать условия как материальные, так и статусные. Основа нашей жизни крайне реальна.

Это и есть Заводской район, его заботы и заботы его руководителей. Негромкие, без пиара, без блеска. Но столь нам всем необходимые.

— Чего ждете от собрания, делегатом которого избраны?

— Разговора, диалога и программы. Без надрыва, упреков и пустоты. За окном реальная жизнь. И никто за нас с вами ничего не сделает. Мы не хуже и не лучше никого в этом мире. Мы такие, как все. Я убежден: все у нас получится.