Мегаполис Своими глазами

«Счастье» привалило

Тараканы, крысы и мыши — существа на редкость живучие. Придумать яд для них сложно, ведь к химикатам и грызуны, и прусаки адаптируются очень быстро. Как специалисты разрабатывают рецепты смертельных угощений, выясняла корреспондент «МК»

На вкус и цвет

— Уничтожить крыс и мышей полностью невозможно, — уверяют в дератизационной лаборатории УП «Центр профилактической дезинфекции», где составляют яды для грызунов. — А вот сократить популяцию — пожалуйста.

Ежедневно в лаборатории производят около 100 килограммов препаратов, способных убить мышей и крыс. В месяц на избавление столицы от грызунов расходуют от 2 до 3 тонн «деликатесов», приготовленных по почти 50 рецептурам.

— Крысы и мыши прекрасно адаптируются к новым видам ядовитых приманок, — объясняет фельдшер-лаборант Тимофей Матвеев. — Приходится регулярно придумывать что­то новое.

Вместе с фельдшером-лаборантом облачаемся в белые халаты и накрахмаленные шапочки, надеваем на лицо тканевые мас­ки и направляемся в дератизационную лабораторию.

— Какой живности в столице больше?

— Крыс, — отрезал Тимофей. — Они сбегаются на заводы, фабрики, в магазины. Но по-настоящему райским уголком для них становятся многоэтажные жилые дома. Грызуны бегут поближе к людям и еде. Лихо минуя мусоропровод, добираются до самых верхних этажей.

Кушать подано

В небольшой светлой комнате друг на друге стоят огромные коробки с ванильными сухарями, сладким печеньем, семечками, чипсами. Это часть будущего блюда.

— Засыпаем перловку и чипсы, заливаем подсолнечное масло, — рассказывает специалист. — Получившуюся массу заливаем ядом без запаха и вкуса. Готовые крысиные закуски небольшими порциями расфасовываем в прозрачные пакеты.

— Как правило, используем яды накопительного действия, — приоткрывает «кулинарные» хитрости фельдшер-лаборант. — Зверек, попробовав приманку, погибает не сразу — живет до десяти суток.

Этого времени достаточно, чтобы остальные члены мышиного братства не заподозрили неладное. Иначе ни одна особь не прикоснется к блюду.

— Грызуны могут быть переносчиками почти шести десятков заболеваний, в том числе чумы, — оценивает степень антисанитарной опасности Тимофей Матвеев. 

Тараканьи бега

В центре есть и энтомологическая лаборатория — единственная получившая разрешение на проведение испытаний по определению биологической эффективности химических препаратов для уничтожения вредных насекомых. В здешнем инсектарии тысячи тараканов. Зрелище не для брезгливых. Живут насекомые в прозрачных стеклянных аквариумах. На завтрак, обед и ужин кушают творог, дрожжи, мясные консервы и сухое детское питание. Температура воздуха в инсектарии плюс 24-26 градусов.

Все эти тараканы получили горячую путевку в энтомологическую лабораторию потому, что выжили после проведения дез­инфекции на предприятиях и в квартирах. Специалисты проверяют их на чувствительность к химическим препаратам.

Иногда сотрудникам лаборатории попадается и экзотическая нечисть: за гигантскими размерами и нездешней выправкой угадывается американский или мадагаскарский гость. Таких раньше было модно дарить на день рождения.

Но и против заморских прусаков у наших специалистов есть съестной прием, к счастью, используют его редко. Куда чаще борются с отечественными тараканами — на них у сотрудников УП «Центр профилактической дезинфекции» каждый месяц уходит около 600 килограммов химикатов.